Коммунист Гусман считал себя четвертым классиком марксизма – Военное оружие и армии Мира
Loading Posts...

Коммунист Гусман считал себя четвертым классиком марксизма

Перуанец Абимаэль Гусман, родившийся в 1934 году, увлекся коммунистическими идеями в начале 1950-х годов. Он был полностью покорен силой и красотой учения, которое сделало его вождем и преступником одновременно…

Чтобы представить себе, что такое город Мольендо, в котором родился Гусман, нужно вспомнить Макондо, описанный Габриэлем Гарсиа Маркесом в романе «Сто лет одиночества». Та же повальная нищета, бесправие бедных и произвол богатых, фанатичная вера в Христа и отчаянное суеверие, помноженное на поголовную безграмотность. Чтобы выбраться из этого хаоса, нужно было обладать недюжинной верой в себя и иметь состоятельных родственников, способных протянуть руку помощи.

Мой друг Пол Пот

И такие родственники у него нашлись. Его отец, торговец, по местным представлениям, был человеком небедным. Папаша имел шестерых сыновей от трех разных женщин. Понятно, что одновременно жить с тремя женами он не мог, поэтому Абимаэль до пяти лет жил с матерью. К несчастью, она умерла, после чего мальчик жил в доме мачехи и отца.

Абимаэль был метисом, потомком испанских конкистадоров и местных индейцев, но в юности предпочитал больше размышлять, чем действовать. Он поступил в Национальный университет в городе Арекипа на философский факультет, получил степень бакалавра философии и юриспруденции и там же остался работать. А в начале 1960-х годов он уехал в Париж, где продолжил постигать глубины философии, а заодно общаться с разнообразным левацким отребьем. Говорят, что именно в Париже под воздействием его новых друзей, среди которых был Пол Пот, в голове перуанского философа возникли контуры будущей организации, с помощью которой он хотел преобразовать Перу, а потом и весь мир. Идеологическим фундаментом этого политического образования был марксизм с примесью маоизма, который уже тогда завладевал сердцами бунтующей молодежи. Гусману настолько импонировали лозунги «председателя Мао», что в 1965 году он съездил в Китай, встретился с Мао и получил от него на память значок с профилем «главного коммуниста планеты» (так после смерти Сталина называл себя Мао).

Читать:  Харьковчанин Тимченко изобрел киноаппарат раньше братьев Люмьер!

«Председатель Гонсало»

Вернувшись из Парижа, Гусман проповедовал среди студентов своего университета собственные идеи, добавляя в этот политический коктейль то щепотку христианства, то полную горсть национализма. Гусман, в чьих жилах текла кровь инков, понимал, что в стране, имеющей богатые традиции национально-освободительной борьбы, рассчитывать на победу, не разыграв эту карту, невозможно. Студенты, у которых вяли уши от этих речей, дали «чокнутому профессору» кличку Шампунь – за его жажду к промыванию мозгов.

Ректором университета Арекипы был Эфрен Мороте Беста, еще больший радикал, чем Гусман. По его инициативе и под руководством Гусмана в университете возникла студенческая маоистская группа, на основе которой и была создана Коммунистическая партия Перу. Это было ее неофициальное название, официально партия называлась «Сияющий путь», или Sendero Luminoso. Это название возникло благодаря лозунгу «Марксизм – это светлый путь в будущее».

В 1973-1975 годах «Сияющий путь» подмял под себя студенческие советы в университетах Уанкайо, Ла Кантута, укрепил позиции в совете Национального университета Сан-Маркое и Национального университета инженеров в Лиме. Но тут в стране пало правительство Альварадо, которое поддерживало левых, и Гусман понял, что его час настал. Он бросил работу и решил посвятить свою жизнь созданию новой революционной теории, чтобы вывести «Сияющий путь» на новую ступень.

Именно тогда маоист из перуанской глуши стал называть себя четвертым классиком марксизма после Маркса, Ленина и Мао. Чтобы максимально приблизиться к учителям, Гусман стал именоваться «Председателем Гонсало» – калькой с «Председателя Мао».

«Перейти реку крови…»

Практическая борьба сендеристов против правящего режима началась с безобидной акции – во время выборов 17 мая 1980 года они сожгли избирательную урну с бюллетенями. Силовые структуры быстро обнаружили виновных и арестовали их. Казалось бы, инцидент исчерпан. Но не тут-то было. Еще весной 1980 года сендеристы по примеру русских народовольцев совершили «хождение в народ» – организовали несколько подпольных собраний в Аякучо, на которых внимательно выслушали все пожелания бедных крестьян, сформировали революционный директорат и приступили к действию.

Читать:  Джон Кеннеди - кумир миллионов

Как правило, сендеристы были разбиты на отряды по 60-70 человек, большинство из которых прошли курсы в подпольных партизанских школах, где их обучали стрелять, организации терактов, методам партизанской войны Отряды «луминерос» действовали в основном в Андском районе – глухом, забытом Богом и властью регионе, где проживали беднейшие крестьяне-кечуа, наиболее пострадавшие от социальных реформ Альварадо. Ворвавшись в деревню, партизаны убивали зажиточных крестьян, сельскую администрацию, управляющих. Чтобы сформировать новых сторонников, устраивали показательные суды над хулиганами, наркоманами, проститутками. Партизанские отряды по большей части состояли из молодых индейцев до 20 лет. Эти перуанские «хунвейбины» были «идеологическими рабами» председателя Гонсало, они свято верили его учению, главным тезисом которого было: убить как можно больше сволочей и капиталистов, чтобы «перейти реку крови в социализм».

Гусман строго следовал тезису Мао «Деревня окружает город»: китайский лидер полагал, что в «третьем мире» деревенская беднота будет вести войну против города как средоточия эксплуатации и капиталистов. Поэтому сендеристы начали регулярно нападать на города, в частности, взорвали электростанцию под Лимой, лишив столицу электричества. Потом стали взрывать театры, магазины, убивать наиболее активных сторонников режима. Ранили председателя национальной избирательной комиссии Доминико Гарсиа Раду, убили несколько десятков профсоюзных боссов, популярных среди народа католических священников. По своей жестокости и бездумности «Сендеро Луминосо» ничем не отличались от «красных кхмеров». Любопытно, что Гусман, подыгрывая своим киллерам, часто ссылался на великое прошло инков, практикуя употребление наркотиков и разнообразные кровавые ритуалы: отрубание рук, голов, разрезание на части, утопление в кипятке и прочие жуткие акции. Он обещал, что после того, как белые эксплуататоры будут уничтожены, в Перу возникнет новое государство Народная Республика Новой Демократии.

Читать:  Бонни и Клайд - яркая история преступной любви

Вождь «Сендеро Луминосо» по примеру Пол Пота и «красных кхмеров» пытался организовать завоевание столицы. Но безуспешно – правительственные войска эти атаки отбили.

Но только к началу 1990-х годов власти поняли, что «Сендеро Луминосо» представляет реальную опасность: к этому моменту на счету повстанцев было около 70 тысяч убитых, множество раненых, разрушенные дома, магазины, взорванные заводы, банки, государственные учреждения, тюрьмы, школы.

И новый президент Альберто Фухимори, пришедший к власти в 1990 году, объявил им решительную войну. Противостояние, переполненное жестокостями с обеих сторон, длилось нескольких лет. И тут Гусман, окончательно потерявший рассудок от крови и безнаказанности, совершил роковую ошибку. Повстанцы, контролирующие южные районы Перу, следуя его постулатам, слишком рьяно боролись с частной собственностью. Они запрещали рыночную торговлю, ввели имущественный ценз – не более 5 коров и 50 овец на семью, запретили продавать продукты своего труда в городах. Это отвратило крестьян от повстанцев, которым они все эти годы тайно благоволили.

Любопытно, что все эти годы вождь «сендеристов» управлял повстанцами дистанционно, живя в Лиме на подпольном положении. И в сентябре 1992 года силы безопасности арестовали вождя в квартире одной из любовниц-балерин.

Суд приговорил его к пожизненному заключению, заменив смертную казнь в обмен на обещание признать свое полное поражение.

Вскоре Гусман выступил по телевидению и призвал своих сторонников сложить оружие. После этого число бойцов «Сендеро Луминосо» сильно уменьшилось. Но какая-то их часть так и не сдалась. Она и сегодня посылает мысленные приветы своему 86-летнему вождю, который до сих пор воюет. На этот раз – со старческой немощью и болезнями в одиночной камере тюрьмы.

5 1 голос
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии