Невероятные подвиги грызунов-саперов – Военное оружие и армии Мира
Loading Posts...

Невероятные подвиги грызунов-саперов

В июне 2021 года камбоджийцы торжественно проводили на заслуженную пенсию выдающегося сотрудника противоминной службы, непревзойдённого профессионала своего дела – крысу по кличке Магава. В течение пяти лет хвостатый сапёр верой и правдой служил на благо страны, ежедневно рискуя мохнатой шкурой, за что удостоился золотого Георгиевского просто для животных за «Смелость и спасительную преданность долгу». Думаете, это шутка? А вот и нет!

Жизнь на минном поле

Бывает, даже громкие события проходят бесследно, но гражданские войны, увы, не из их числа. Особенно когда братоубийственные конфликты длятся годами, а то и десятилетиями. И Камбоджа в полной мере прочувствовала справедливость этого циничного утверждения на себе. Недаром её считают одной из самых «заминированных» стран мира. По данным британской организации HALO Trust, которая занимается обезвреживанием боеприпасов на пострадавших от войн территориях, за последние 40 лет в Камбодже было зарегистрировано более 64 тысяч смертей и 25 тысяч случаев инвалидности после подрыва мин, снарядов, кассетных бомб и других боеприпасов, заложенных ещё в 1970-1980-х годах. Сегодня в камбоджийской земле затаилось по меньшей мере несколько миллионов взрывоопасных ловушек, что при общей площади страны в 181 тыс. кв. км даёт совсем удручающий показатель. Фактически для каждого третьего жителя Камбоджи приготовлена персональная мина.

Аналогичным, хотя и не столь плачевным, образом складывается ситуация в странах Центральной, Восточной и Южной Африки, по которым во второй половине минувшего века нещадно прокатилась буря делёжки власти, перешедшей от колониальных гегемонов в мозолистые руки местных пролетариев. Борьба режимов, вылившаяся в затяжную партизанскую войну, превратила добрую половину территорий Анголы, Замбии, Нигерии и других искалеченных новообретённой эмансипацией стран в непроходимое поле, засеянное смертоносным урожаем мин. Само по себе разминирование обширных территорий – это сложный и очень трудоёмкий процесс.

При этом многие взрывчатые устройства невозможно обнаружить миноискателем из-за того, что они упакованы в пластиковые оболочки, на которые не реагируют металлодетекторы, а огромная доля противопехотных мин способна сработать при давлении всего в несколько килограмм, что делает их губительными не только для людей, но и для собак.

Масштаб опасности и специфика снарядов привели к тому, что традиционные методы поиска оказались малоэффективны, если не сказать «бессмысленны». Чтобы с их помощью обезопасить все заминированные земли Африки, потребуется не бедствующей Камбоджи, Чёрный континент нашёл решение. Такое же нетривиальное, как сама проблема.

Читать:  Автоматический гранатомет LAG 40 SB-M 1 (Испания)

Полезные вредители

Решением стали… крысы! Что странно, ведь обычно оные грызуны, наоборот, становятся источником всевозможных бед. Но не в этом случае. Как оказалось, хвостатые вредители – очень даже полезные ребята. Конечно, если удастся направить их энергию, дарованную природой на разорение амбаров и огородов, в общественно полезное русло.

Идея использовать неуважаемую шерстяную братию в благих целях принадлежит бельгийцу Барту Видженсу. В 90-х годах инженер из Антверпена участвовал в программе поставки протезов для африканцев, пострадавших от подрыва на минах, и искренне сочувствовал тем, кому изо дня в день приходится ходить по собственной земле с мыслью, что каждый шаг может стать последним. В лучшем случае последним шагом на собственных ногах. В итоге Барт решил, что одним сочувствием делу не поможешь, и попытался объединить его с давним увлечением грызунами. В 1997 году он создал некоммерческую организацию АРОРО, начавшую первый проект по дрессировке крыс-миноискателей. Энтузиасту пришлось преодолеть немало трудностей, чтобы инициатива наконец получила поддержку и начала развиваться, но результат превзошёл самые смелые ожидания.

Прирождённый суперсапёр

Рекрутами программы стали гигантские гамбийские хомяковые крысы. Такой выбор был сделан не случайно. Будучи уроженцами Африканского континента, эти грызуны прекрасно приспособлены к условиям большинства его регионов, выносливы и устойчивы к болезням. Животинки, вырастающие до метра в длину (с учётом хвоста), достаточно крупны, чтобы не теряться в траве и комфортно чувствовать себя на шлейке, но при этом им не грозит опасность взлететь на воздух – они весят слишком мало, чтобы на них среагировала даже самая чувствительная противопехотная мина. Срок их жизни может достигать восьми лет, что значительно больше, чем у большинства мышеобразных. Для сравнения обычная серая крыса живёт не больше трёх лет. Гамбийские крысы подслеповаты, но плохое зрение они с лихвой компенсируют исключительно острым слухом и обонянием, не говоря уже о том, что они умны и прекрасно обучаемы. В общем, идеальный кандидат, чтобы бросаться пушистой грудью на мины.

Суть дрессировки довольно проста: крыс учат по запаху находить спрятанные в земле контейнеры с взрывчаткой, награждая за каждый верный ответ лакомством или другим поощрением. В итоге у них вырабатывается не просто рефлекс, но и нацеленность на поиск боеприпасов. В среднем подготовка хвостатых рекрутов, получивших неофициальное название HeroRATS (от англ. «героические крысы»), занимает от семи до девяти месяцев, а стоимость обучения одного зверька оценивается в 7770 долларов – в три раза дешевле подготовки собаки-сапёра.

Читать:  Luftmine - авиационные мины Германии

Не прошло и пары лет, как труды Видженса принесли плоды. Испытания в Бельгии прошли успешно, поэтому в 2000 году штаб-квартира АРОРО переехала в Мозамбик, а с 2003 года — и в Танзанию, где при содействии местных университетов были открыты самые настоящие школы грызунов-сапёров.

Для крыс началась настоящая служба. «Чипы» и «Дейлы» вышли на поля войны.

50 сапёров

Если не вдумываться, насколько на самом деле смертельно опасно, занятие пушистых миноискателей, может показаться, что их жизнь рутиннее, чем у тягловых лошадей.

Чтобы удостовериться, что территория будет проверена без пропусков, требуемый участок разбивают на квадраты, а его в свою очередь разграничивают натянутыми шнурами на узкие полосы. Крыса пристёгивается на поводок и движется вдоль шнура, методично обнюхивая вверенную «дорожку». Почуяв знакомый запах, крыса начинает рыть землю, чем даёт сигнал следующему за ней на небольшой отдалении инструктору. Она не пытается выкопать снаряд – просто помечает место, после чего в дело вступают сапёры-люди.

Эффективность хвостатых поисковиков просто поражает. Сегодня, когда методика обучения хорошо отработана, одна специально обученная крыса способна за 20 минут изучить до ста образцов различных веществ и безошибочно определить, какие из них содержат взрывчатый компонент. К слову, лаборант со всеми необходимыми приборами и реактивами затратит на это не менее четырех дней. Примерно столько же времени, 20-30 минут, потребуется одному тандему инструктора и грызуна, чтобы проверить участок площадью 200 кв. м, тогда как профессионалу с обычным детектором металла на выполнение той же задачи потребуется около 25 часов непрерывной работы. Можно сказать, один «вредитель» заменяет роту миноискателей. При этом крыса не будет отвлекаться на зарытый под землёй металлолом и не пропустит снаряд в пластиковом корпусе – животное реагирует исключительно на запахи взрывчатки.

В одном только Мозамбике тридцать гамбийских крыс Видженса сумели вернуть людям более 6 млн кв. м территорий, отыскав в изрытой боями земле около 2500 мин, 1500 неразорвавшихся боеприпасов и десятки тысяч патронов, гранат, бомб и прочих потенциально опасных «приветов» из недалёкого прошлого. При этом за все годы службы ни один из питомцев АРОРО не погиб в результате взрыва. Ни один! Задействовавшиеся ранее поисковые собаки, как это ни прискорбно, не могли похвастаться подобным результатом.

Читать:  Гранаты Милса

Опыт бельгийского энтузиаста оказался настолько перспективным, что в начале 2010-х годов военные ведомства Соединённых Штатов создали собственные аналогичные проекты.

Крысы спешат на помощь!

Но пока пальма первенства на опасном поприще остаётся в лапках воспитанников АРОРО. После Мозамбика их успешно применяли для зачистки территорий в Танзании и Анголе, а в 2015 году команда из пятнадцати пушистых спасателей отправилась в бедствующую Камбоджу.

Для самих гамбийских крыс это стало новым этапом эксперимента. Да, в Африке они достигли впечатляющих высот, но это их родина. Муссонный камбоджийский климат существенно отличается от привычных для них условий, не говоря уже о чуждом рационе и болезнях. С самого начала генеральный директор Камбоджийского центра по разминированию (СМАС) Хэн Ратана не питал особых надежд, заявив, что в случае неудачи стране придётся отказаться от услуг крыс-сапёров. Однако, адаптировавшись, грызуны как ни в чём не бывало взялись за дело, да так эффективно, что сегодня в Камбодже действует собственный центр подготовки хомяковых крыс, откуда не так давно успела выпуститься новая партия высококлассных пушистых сапёров.

Магава, тот самый «орденоносный» крыс-ветеран, за пять лет службы лично отыскал 71 мину и несколько десятков других неразорвавшихся боеприпасов. В свои почтенные семь лет он уже совсем старик и ему тяжело постоянно прочёсывать поля. И всё же после выхода на заслуженный покой он какое-то время продолжал работать в камбоджийской школе, наставляя новобранцев и помогая им освоиться. «Он совсем маленький, но он помог спасти множество жизней, очистив от мин нашу землю. Магава непревзойденный профессионал, и я горжусь тем, что работаю бок о бок с ним», — не сдерживая слёз, делится сотрудница СМАС Мален.

По заверениям главы АРОРО, всем отошедшим на покой крысам гарантирована достойная старость в танзанийском центре, где им обеспечат заботу и лечение. Не самое плохое вознаграждение за труды.

Говорят, жизнь прожить – не поле перейти. Но грызуны-спасатели с полным правом могут оспорить это утверждение. Вся их жизнь – это бесконечный переход через минное поле.

0 0 голоса
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии