Великолепная пятерка. Троюродный дядя Елизаветы II сотрудничал с советской разведкой – Военное оружие и армии Мира
Loading Posts...

Великолепная пятерка. Троюродный дядя Елизаветы II сотрудничал с советской разведкой

«Кембриджская пятерка» – группа английских аристократов, работавших на внешнюю разведку СССР, до сих пор считается наиболее успешным проектом советских спецслужб. Хотя на самом деле не совсем правомочно называть команду английских агентов «кембриджской», ограничиваться цифрой «пять» и полагать всех ее участников аристократами.

История шпионской супергруппы начинается в 1934 году, после переезда из Парижа в Лондон Арнольда Дейча, выходца из семьи словацких евреев и резидента внешней разведки СССР.

Из гнезда Арнольда Дейча

Дейч родился и вырос в Вене. В 1924 году молодой человек, заинтересовавшийся идеями социализма, вступил в компартию Австрии, в 1928 году окончил Венский университет. После этого Арнольд побывал в Москве, где стал членом ВКП(6) и где, по рекомендации соратников из Коминтерна, был принят на работу в Иностранный отдел ОГПУ. С 1933 года Дейч работал разведчиком-нелегалом во Франции и Англии под псевдонимами Отто и Стефан.

В Лондоне Стефан поступил на психологический факультет Лондонского университета, за три года получил диплом доктора психологии, а еще смог наладить тесные контакты в студенческой среде элитного разлива, в том числе и с будущими членами «Кембриджской пятерки». Всего он привлек к сотрудничеству с ОГПУ более 20 агентов.

Чрезвычайно ценным приобретением для советской разведки стал Ким Филби. Он родился в семье чиновника колониальной администрации Британской Индии. В 17 лет юноша поступил в Тринити-колледж Кембриджского университета. За время учебы он проникся идеями всеобщего равенства и был завербован Дейчем.

Первым серьезным заданием Филби по линии советской разведки можно считать его поездку в качестве специального корреспондента газеты Times в охваченную гражданской войной Испанию. А через год случается чудо: молодого аристократа принимают на работу в SIS, и он делает головокружительную карьеру в главной разведывательной службе Британии. Уже в 1941 году Филби становится заместителем начальника контрразведки, а к 1944 году – начальником 9-го отдела, курирующего именно советское направление.

Успех был невероятным. Теперь через агента НКВД (ОГПУ было упразднено в 1934 году) шла вся работа по СССР. За время войны Ким Филби передал в Москву более 900 секретных документов. После войны Филби перевели в Вашингтон координировать сотрудничество британских спецслужб с ЦРУ и ФБР США. По сути, он опять занимался «коммунистической угрозой» и работал до 1960-х годов.

Читать:  Бурлаки на Рейне. В Австро-Венгрии суда по рекам тянули заключенные

Другой неоценимой находкой стал студенческий приятель Филби – Дональд Маклейн. Дональд Дуарт Маклейн родился в семье видного политического деятеля, занимавшего министерский пост. Юноша, исповедовавший левые взгляды, учился в колледже Тринит-Холл Кембриджа, затем в Лондонском университете. Будучи завербованным в 1934 году, он по совету кураторов вышел из британской компартии и позже устроился в МИД Великобритании. Там его «социалистические грешки» сочли юношеской блажью и начали продвигать по службе.

В 1940 году Маклейн был переведен в Вашингтон на должность секретаря посольства, а кроме того, возглавил совместный комитет по ядерным исследованиям. Разведка СССР сорвала настоящий джекпот, ведь их агент получил доступ к самым секретным документам американской атомной программы.

Еще одним выпускником кембриджского колледжа, завербованным Дейчем, был потомственный аристократ Гай Берджесс. Гай сначала учился в колледже королевского ВМФ, затем в Кембридже. Перед войной Берджесс, определяя свои приоритеты, побывал в Германии и в СССР. Выбор он сделал в пользу Советов. Товарищи характеризовали Гая как авантюрного малого, способного проникнуть куда угодно.

Берджесс начинал работать на «Би-би-си», в 1944 году поступил в МИД Британии и все это время активно сотрудничал с военной контрразведкой МИ5.

Самым родовитым из членов «пятерки» можно считать Энтони Бланта. По материнской линии Блант приходился троюродным дядей ныне царствующей Елизавете II. Молодой искусствовед и переводчик дружил с Гаем Берджессом, знал Маклейна и Филби, но, даже будучи завербованным, не подозревал, что они тоже работают на русских.

На военную службу Блант пришел добровольцем, хорошо проявил себя во время эвакуации из Франции и был привлечен в МИ5. Блант лично занимался организацией наблюдения за сотрудниками посольства СССР, благодаря чему множеству агентов удалось остаться нераскрытыми. По заданию МИ5 Блант вскрывал диппочту стран-союзниц Британии, и, конечно, эти данные сразу попадали в Москву.

Читать:  Азартный гений Некрасова

А вот пятый член кембриджской группы, Джон Керн кросс, происхождение имел отнюдь не аристократическое. Его отец торговал скобяными изделиями, мать преподавала в школе. Благодаря исключительно своим способностям сын лавочника получил образование в четырех высших учебных заведениях. Даже права на место в МИДе Кернкросс добился, заняв первое место на конкурсе.

Затем Джон работал секретарем в кабинете министров и передавал стенограммы совещаний русской разведке. С 1941 года Кернкросс попал в секретный центр по дешифровке немецких военный сообщений. Переданные им сведения помогли РККА одержать немало побед, в том числе и в сражении на Курской дуге.

Уходим по-английски

Несмотря на все усилия английской контрразведки, «Кембриджская пятерка» успешно работала на протяжении всей войны и несколько лет после нее. В 1951 году Ким Филби получил информацию, что Маклейн попал в поле зрения МИ5. В связи с этим было принято решение нелегально переправить его в Советский Союз. Берджессу поручили сопровождать товарища до Швейцарии, затем вернуться в Англию, но Гай решил тоже бежать в Москву.

Исчезновение двух специалистов вызвало бурную реакцию в британской контрразведке. После обыска на квартире Берджесса под подозрение попал Кернкросс. Вызванный на допрос агент не отрицал ни близкой дружбы с Берджессом, ни симпатий к коммунистам, но в шпионаже не признавался. У руководства МИ5 не нашлось весомых улик, система связи между агентами была великолепно законспирирована. Кернкросса обвинили в халатности при обращении с официальными документами и предложили добровольно уйти со службы.

Негласно используя помощь русских кураторов, Кернкросс переехал в Чикаго, затем в Рим. В дальнейшем он был вынужден признаться в шпионаже, но в качестве наказания получил лишь год тюрьмы.

Допрашивались британской контрразведкой и Блант, и Филби. Оба были оправданы. Филби работал на Советский Союз до 1963 года, потом снова попал под подозрение и был экстренно переправлен в Москву, консультировал дипломатов и спецслужбы, умер в 1988-м. Пятью годами ранее умер живший в Куйбышеве Дональд Маклейн. Увы, не сложилось на родине социализма у Гая Берджесса. Он и раньше имел склонность к пьянству, в чужой стране порок лишь усилился, и Гай умер в 1963 году от цирроза печени.

Читать:  Соланы Стона: великая хорватская стена

Сожалел о своих связях с советской разведкой только Энтони Блант. Еще в 1951 году ему предлагали эвакуацию в СССР, но аристократ наотрез отказался. Спустя 13 лет он написал покаянное письмо в МИ5, в обмен на иммунитет согласился дать показания, которые, впрочем, уже мало что меняли.

При Маргарет Тэтчер Блант все же был лишен рыцарского звания, наград и должностей, но в тюрьму не попал и продолжал работать по специальности, хотя из состава Британской академии его вывели. Любопытно, что после разоблачения Блант получил сотни писем с одобрением его «предательства» и лишь полдюжины – с осуждением. Лишенный званий профессор умер в 1983 году.

Красные лорды

Работа группы агентов с берегов Туманного Альбиона оказала Советской России поистине неоценимую услугу. Сведения, передаваемые британцами, позволили защитить русскую агентуру на Западе, вскрыть западную агентуру в СССР, получить важнейшую информацию о планах и технических наработках Третьего рейха, в кратчайшие сроки создать атомную бомбу, узнать о структуре блока НАТО еще в процессе его создания.

По крайней мере трое из «Кембриджской пятерки» были удостоены советских орденов, жили и умерли в нашей стране. По непроверенным данным к награде был представлен и Энтони Блант.

Конечно, если к вопросу подходить формально, то термин «Кембриджская пятерка» условен. Как шутил патриарх советской атомной разведки Владимир Барковский: «А почему не «кембриджская семерка» или не «оксфордская девятка?» Зато не вызывает сомнений другой факт: никто из легендарной команды не работал за деньги. Эти люди были искренними сторонниками коммунизма или противниками нацизма и рисковали свободой и жизнью исключительно за идею.

0 0 голоса
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии