Дочь Маяковского – Военное оружие и армии Мира
Loading Posts...

Дочь Маяковского

В 1925 году Владимир Маяковский отправился в США. Нью-Йорк поразил певца революции небоскребами, площадью Таймс-сквер и джазом. Впечатлительный поэт не смог устоять и перед чарами эмигрантки из России Элли Джонс. В результате их короткого, но бурного романа на свет появилась девочка — Хелен, о существовании которой широкой общественности стало известно лишь в 1991 году.

НЬЮ-ЙОРК, НЬЮ-ЙОРК!

Владимир Маяковский прибыл в Нью-Йорк 30 июля и поселился на Пятой авеню. Поэт ни слова не говорил по-английски и в первый же день позвонил старому приятелю Давиду Бурлюку, который взялся показать ему Гарлем, Бродвей, Бронкс и статую Свободы. Друзья наматывали по городу километр за километром, вспоминали общих знакомых и строили планы на ближайшие месяцы.

Нью-йоркские выступления Маяковского пользовались огромным успехом. Публика ломилась на его концерты, всякий раз в зале негде яблоку было упасть, собиралось до 2 000 зрителей. Поэта постоянно приглашали в гости: языковой барьер никого не смущал. На одном из вечеров он и познакомился с 20-летней эмигранткой из России Элли Джонс — в девичестве Зиберт. Ее родители были потомками немецких эмигрантов, приехавших в российскую Башкирию еще по приглашению Екатерины II. Но сразу после революции по совету знакомых они бежали в Канаду. А вот их дочь — Елизавета Петровна — на некоторое время задержалась в Советской России, трудясь на благотворительную организацию: она получила хорошее образование, знала немецкий и английский. Именно на работе она познакомилась с англичанином Джорджем Джонсом, вышла за него замуж и уехала сначала в Великобританию, а потом в США, где из Елизаветы превратилась в Элли. К моменту встречи с Маяковским они с мужем жили раздельно, но разводиться не торопились.

НА КРЫЛЬЯХ ЛЮБВИ

О влюбчивости Маяковского ходили легенды. Романы один громче другого сопровождали его всю жизнь. Несомненно, Лиля Брик была самой большой любовью поэта и его музой, но их слишком бурная связь порой страшно тяготила обоих. Поэт нуждался в эмоциональных встрясках, а это утомляло Лилю, но и отпускать от себя Маяковского она не желала. Они регулярно ссорились, расставались, снова сходились, пока не перестали хранить друг другу верность.

Читать:  Гайдар из табакерки

Однако, если романы поэта заходили слишком далеко, Лиля принимала все меры для пресечения этих любовных связей. В США Маяковский вздохнул с облегчением. Шумный, никогда не спящий Нью-Йорк подпитывал его энергией. Поэт дышал полной грудью, упивался восторженным отношением американской публики и, конечно, отчаянно флиртовал с женщинами.

Элли Джонс была отнюдь не красавицей: невысокая, худенькая… Правда, если хорошенько присмотреться, можно заметить ее сходство с Лилей Брик. Девушка боготворила Маяковского и не скрывала своих чувств. А ее знание английского и русского оказалось поэту только на руку: ему требовался переводчик. На людях он называл ее миссис Джонс, поскольку официально она была еще замужем. Влюбленные все свободное время проводили вместе: посещали бильярдные, недорогие рестораны и концерты джазовой музыки в клубах Гарлема, гуляли в парке, ездили на Гудзон и ходили в зоопарк в Бронксе. Маяковскому страшно нравился Нью-Йорк, его атмосфера, а новый роман распалял его еще больше. Он отдался страсти и был счастлив. Парочка не думала ни о каких предосторожностях. А когда разум наконец возобладал над чувствами, Маяковский подумал о последствиях. Элли Джонс позже вспоминала: «Мы уже были некоторое время близки, когда он спросил: «Ты что-нибудь делаешь? Как-нибудь предохраняешься?» И я ответила: «Любить — значит иметь детей!» Он сказал: «О, ты сумасшедшая, детка!» Поэту такая легкость в отношениях очень импонировала, видимо, ему сильно ее недоставало. «Давай просто жить друг для друга. Сохраним все между нами. Это больше никого не касается. Только тебя и меня», — предложил он девушке.

Читать:  Генерал Паттон был кошмаром для врага и головной болью для начальства

ЕДИНСТВЕННАЯ ВСТРЕЧА

Владимир Маяковский покинул покоривший его сердце Нью-Йорк 28 октября 1925 года. В Москву поэт вернулся в конце ноября. Уезжая из Америки, он уже знал, что его новая подруга ждет ребенка. В новогодней поздравительной телеграмме поэт умолял Элли: «Пишите все. Все. С Новым годом». Но не сохранилось ни одного свидетельства, где бы Джонс прямо указывала на то, что находится в положении. Многие биографы связывали это с тем, что Элли опасалась огласки из-за возможных проблем на родине поэта. Но однажды отчаянное положение все-таки заставило ее обратиться за помощью к Маяковскому: у Элли начались серьезные осложнения во время беременности. В письме от 6 мая она просила прислать ей 600 долларов, чтобы оплатить счета в больнице. Но Маяковский вынужден был отказать: НКВД не спускал с него глаз и такие связи не поощрял. «Не то чтобы я не хотел помочь, но объективные обстоятельства не позволяют мне сделать то, чего я хочу», — жаловался он в ответном послании.

15 июня у Элли Джонс родилась девочка Хелен Патрисия. Мать всю жизнь называла ее Элли. Девочке дали фамилию Джонс.

Не сохранилось ни одного письма Маяковского по этому случаю. Но уцелела записка Элли Джонс к нему: «Так обрадовалась Вашему письму, мой друг! Почему не писали раньше. Я еще очень слаба. Писать много не могу. Не хочу расстраиваться, вспоминая кошмарную для меня весну. Ведь я жива. Скоро буду здоровой. Простите, что расстроила Вас глупой запиской».

Элли продолжала любить и ждать Маяковского. Как только она встала на ноги, тут же начала хлопотать о визе для поэта. Но Владимиру не суждено было вернуться в США. Однако повидать дочь — пусть и единственный раз в жизни — ему все же удалось. В сентябре 1928 года Маяковский приехал в Ниццу, где его ждала Джонс с малышкой — девочке было 2,5 годика. Позже поэт писал бывшей возлюбленной: «Две милые, две родные Элли! Я по вас уже весь изсоскучился. Мечтаю приехать к вам еще хотя б на неделю. Примете? Обласкаете?.. Целую вам все восемь лап. Ваш Вол».

Читать:  Михаил Алексеев - белый генерал

ДВЕ КАПЛИ ВОДЫ

Больше они не виделись. Через год поэт застрелился. Элли Джонс узнала о трагедии из газет. Ее мечты воссоединиться с Маяковским рухнули как карточный домик.

Когда Хелен было 9 лет, мать рассказала ей, кто ее настоящий отец. Элли всю жизнь любила Маяковского и внушала дочери, что и тот любил ее больше других женщин, но обстоятельства сложились против них.

Хелен Патрисия росла разносторонним ребенком: рисовала, увлекалась литературой, языками, а позже и философией. Достигла немалых высот в юриспруденции. Вышла замуж и родила сына Роджера.

В 1991 году в возрасте 65 лет Хелен Патрисия во всеуслышание объявила себя дочерью поэта и взяла новое имя — Елена Владимировна Маяковская. В том же году вместе с сыном она посетила Россию, где работала в архивах, общалась с родственниками и биографами поэта. По возвращении домой написала и издала книгу «Маяковский на Манхэттене».

Когда у Елены Владимировны спрашивали, не согласна ли она пройти тест ДНК на установление отцовства, она отвечала, что считает это предложение оскорблением памяти ее матери. «Моя мама была честной женщиной и никогда не врала, — говорила она. — А если кому-то не хватает доказательств, пусть посмотрит на меня». И правда, Елена Владимировна была очень похожа на великого поэта…

Она скончалась в 2016-м — на 90-м году жизни. В соответствии с завещанием, прах Елены Владимировны был развеян на Новодевичьем кладбище — над могилой Маяковского, ее отца.

0 0 голоса
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии