Средний танк Т-28 - первый год в серии – Военное оружие и армии Мира
Loading Posts...

Средний танк Т-28 – первый год в серии

Поговорим об истории советского среднего трехбашенного танка Т-28. Речь пойдет о результатах заводских испытаний первых опытных образцов в середине 1932 г. и о событиях 1933 г., когда эту машину поставили на серийное производство. В статье основной акцент делается на использовании исключительно архивных документов, чтобы избежать каких-либо разночтений и субъективных суждений. Многие из них ранее не публиковались и не цитировались.

От опытного образца к серии

Рассмотрим кратко конструкцию первого опытного образца Т-28. Он представлял собой боевую машину с двухъярусным расположением вооружения и имел три отделения: управления, боевое и моторно-трансмиссионное. В носовой части корпуса размещалось отделение управления, за ним – боевое, включавшее две малые пулеметные башни (нижний ярус вооружения) и одну главную башню (верхний ярус). Моторно-трансмиссионное отделение машины находилось в кормовой части корпуса. Экипаж танка состоял из 5 человек. В правой пулеметной башенке располагался командир танка, в левой – стрелок-радист, в главной башне – наводчик (командир башни) и заряжающий. Механик-водитель находился в отделении управления в рубке по продольной оси машины.

В качестве основного оружия на танке первоначально предполагалось использовать спаренную установку 45-мм танковой пушки и пулемета ДТ. Для стрельбы из спаренной установки должен был служить перископический прицел. Из-за отсутствия спаренной установки на опытном образце в главной башне кругового вращения смонтировали 45-мм танковую пушку обр.1932 г., а справа от нее автономно в шаровой опоре – пулемет ДТ. Два других ДТ размещались в малых пулеметных башенках с ограниченными горизонтальными углами обстрела. Орудийную башню выполнили по типу башни танка БТ-5 без кормовой ниши. Ее оборудовали механизмом поворота комбинированного типа – с электрическим и механическим приводом. По предварительным расчетам, боекомплект танка составлял 230 выстрелов к пушке и 6000 патронов к пулеметам ДТ.

Броневая защита танка – противопульная. Клепаный корпус простой формы изготавливался из броневых листов цементированной брони толщиной 8, 10, 16 и 20 мм (опытный образец выполнили из конструкционной стали марки 3). Цементированная (цементованная) броня с твердым лицевым слоем должна была обеспечить лучшую защиту от остроконечных бронебойных пуль крупнокалиберных пулеметов (в то время нередко именовавшихся «противотанковыми»).

По первоначальному проекту, вдоль продольной оси корпуса устанавливался карбюраторный двигатель М-6 жидкостного охлаждения максимальной мощностью 300 л.с. (221 кВт). Кроме того, в октябре 1931 г. КБ №3 ВОАО отработало установку в танкТ-28 четырехтактного двенадцатицилиндрового V-образного карбюраторного двигателя М-17 мощностью 650 л.с. (478 кВт).

Пуск двигателя производился от электростартера или с помощью пусковой рукоятки. Систему охлаждения двигателя выполнили по типу системы охлаждения танка Кристи М 1940. Охлаждающий воздух всасывался вентилятором сверху через радиаторы, расположенные по бокам двигателя, и выбрасывался через корму танка, омывая трансмиссию и выхлопные трубы к глушителям. Два глушителя устанавливались снаружи в кормовой части корпуса машины на надгусеничных полках. В моторной перегородке, отделявшей моторное отделение от боевого, имелась специальная дверца, обеспечивавшая доступ к двигателю из машины.

Трансмиссия, выполненная по типу трансмиссии танка Т-26, состояла из главного фрикциона сухого трения, коробки передач, конической передачи, карданов, бортовых фрикционов и бортовых редукторов. Коробка передач с шестернями постоянного зацепления и кулачковыми муфтами переключения передач обеспечивала пять передач переднего хода и одну передачу при движении задним ходом. Первая передача была замедленной, третья – прямой. Управление бортовыми фрикционами, выполненными по типу фрикционов танка Кристи М 1940, осуществлялось с помощью рычагов поворота. Бортовые редукторы представляли собой двухступенчатые шестеренчатые передачи. Между моторным и трансмиссионным отделениями находилась специальная перегородка. В кормовой части по обеим сторонам от коробки передач за изолирующими броневыми перегородками располагались топливные баки общей емкостью 500 л.

Ходовая часть машины была выполнена с задним расположением ведущих колес. Направляющие колеса со съемными резиновыми бандажами имели кривошипные механизмы
натяжения гусениц простого компактного типа, заимствованные от танка Т-24.

Верхняя подвеска, включающая поддерживающие катки, была выполнена по типу подвески танка Круппа, нижняя – на свечах, по типу подвески танка «Виккерс». В состав нижней подвески применительно к одному борту входила гусеничная рама (коробка), крепившаяся к борту машины и имевшая три открывающиеся дверцы. Внутри коробки монтировались все элементы нижней подвески: две каретки с тремя свечами в каждой, имеющих тележки с двумя парами опорных катков. Свечи были связаны между собой двумя парами балансиров. Кроме элементов подвески внутри рамы размещался и ящик для ЗИП. Ширина трака гусеницы, выполненной по типу гусеницы танка Т-26, составляла 380 мм.

В танке предусматривалась установка вентилятора боевого отделения между малыми башнями, противохимического оборудования в составе вентилятора и воздушного фильтра, а также радиостанции перед стрелком-радистом в левой пулеметной башне со специальным бортовым переговорным устройством.

Танк боевой массой 17,5 т развивал максимальную скорость по шоссе до 40 км/ч и имел запас хода 190 км.

При проведении заводских испытаний опытного образца Т-28 в июле 1932 г. вышел из строя эпициклический механизм передачи крутящего момента к вентилятору; новый вентилятор установили непосредственно на вал двигателя. Конструкцию барабана с лопатками изменили и выполнили по типу барабана танка Т-35. Впоследствии, при организации серийного производства, конструкцию привода вентилятора усовершенствовали и унифицировали для Т-28 и Т-35.

28 июля 1932 г. новый образец перспективного танка РККА продемонстрировали членам руководства партии, армии и промышленности – СМ. Кирову, М.Е. Медведеву, Ф.Д. Будняку и другим. В ходе демонстрации, сопровождавшейся фото и киносъемкой,Т-28 уверенно передвигался по пересеченной местности со скоростью 20-25 км/ч без каких-либо поломок.

25 июля 1932 г. на завод им. Ворошилова поступили новые требования, изложенные в письме №173647 помощника начальника ТУУММ ГГ. Бокиса. Их надлежало реализовать при постройке второго опытного образцаТ-28:

«…1. Дизель-мотор марки ПИ. взамен авиамотора М-17.
2. Башню под вооружение 76-мм пушки системы Сячентова.
3. Вентилятор должен быть запроектирован новым с понижением числа оборотов до нормального для двигателя (около 1400).
4. Будка для водителя должна быть измененной конфигурации с устранением всех острых переходов в местах стыков броневых листов.
5. Срок изготовления второго образца не позднее 1 октября 1932 г».

На Т-28 предусматривалось использовать в качестве унифицированного вооружения главную орудийную башню тяжелого танка Т-35 с 76,2-мм пушкой ПС-3 конструкции П.Н. Сячинтова.

В начале сентября в КБ ОКМО приступили к выпуску рабочих чертежей для серийного производства Т-28. Выдвинутые требования в части установки двухтактного шестицилиндрового дизеля ПГЕ мощностью 400-450 л.с. (294-331 кВт), разработанного инженерами Н.Р. Бриллингом, Б.С Стечкиным, Б.А. Виттом в Техническом отделе ЭКУ ОГПУ (возглавлялось Г.Е. Прокофьевым), неизбежно влекли за собой изменение корпуса и ходовой части. То есть требовалось подготовить второй комплект документации.

Однако в НТК УММ предложили рассмотреть следующий вариант: «При изготовлении рабочих чертежей Т-28 для серийного производства необходимо предусмотреть установку как авиационного мотора М-17, так и двигателя ПГЕ.

Причем изменения корпуса и ходовой части должны быть сведены к минимуму с таким расчетом, чтобы имелась возможность быстрого перехода с одной марки мотора на другую, разделяя в процессе серийного производства только сборочные операции танка в целом».

Хотя в дальнейшем от установки дизеля ПГЕ в Т-28 все же отказались, поиск лучшего варианта силовой установки для танка продолжался. Так, в это же время для Т-28 проектировался специальный танковый двигатель воздушного охлаждения, по мощности в 500 л.с. (368 кВт) соответствующий двигателю компании «АССО-КАЧИО», но при этом
использовалась конструктивная схема двигателя другой итальянской фирмы – «Изота-Фраскини». Ставился вопрос и о прямом приобретении двигателя интересующей нас схемы, но советская сторона получила от «Изота-Фраскини» отказ.

В ходе испытаний на опытном образце танка Т-28 ОКМО завода им. Ворошилова под руководством Н.В. Барыкова установили более мощный авиационный двенадцатицилиндровый V-образный карбюраторный двигатель типа М-17, задросселированный до мощности 500 л.с. (368 кВт).

Приведем технические характеристики первого опытного образца Т-28:

«Вес машины в порожнем состоянии – 14-15 т.
Боевой вес – 18,5 т
Габариты:
– Длина – 6500 мм
– Ширина – 2650 мм
– Высота – 2410 мм
– Клиренс – 500 мм
Тип и мощность устанавливаемого мотора – М-17,500 HP.
Бронировка:
– Нос – 50 мм
– Борта – 20 мм
– Крыша -10 мм
– Дно – 10 мм
Вооружение:
– 45 – мм пушка – 1 шт.
– Пулемет ДТ – 3 шт.
Боевая укладка 45-мм снарядов – 230 шт.
Патронов к пулемету – 6000 шт.
Команда: командир, водитель, радист, артиллерист, пулеметчик.
Скорость движения, максимальная – 35 км/ч
Преодолеваемые препятствия:
– Подъем – 45°
– Ров – 3100 мм
– Брод -1100 мм
Запас горючего – 500 л
Продолжительность работы мотора без дозаправки топливом – 5 ч».

Заводские испытания первого опытного образца Т-28 выявили необходимость изменения конструкции вентилятора и схемы масляной системы двигателя. Кроме того, даже при крайне ограниченном пробеге (около 62 км) выявились и другие дефекты. Так, из-за неправильного исполнения кулачков шестерен, входящих в зацепление, оказалось невозможно включать четвертую передачу – требовались новые шестерни. Несоответствие шага зубьев ведущего колеса и гусеницы особенно явно проявлялось при повороте машины и дополнительно усугублялось «вытягиванием» гусеницы.

Размещение радиооборудования в составе рации 72-ТК на Т-28 предусматривалось в двух вариантах: в уравновешивающем кармане большой башни и на месте двух стартерных аккумуляторов между двумя малыми башнями.

Первый вариант имел как положительные, так и отрицательные стороны. К положительным качествам отнесли размещение радиста в непосредственной близости к командиру (также перемещенного в большую башню), установку поручневой антенны в наивысших точках машины на башне и возможность удобного использования штыревой антенны. К отрицательным – необходимость разработки дополнительного переходного устройства (срывающаяся штепсельная вилка или щеточный контакт) и дополнительная загрузка радиста функциями заряжающего.

Во втором варианте размещения радиооборудования обеспечивались наиболее комфортные условия работы радиста, но в то же время снижалась эффективность пулеметного вооружения одной из малых башен. Требовалось вынести аккумуляторы в броневые ящики по бортам над полками гусениц и разместить поручневую антенну на надгусеничных полках. При этом использование штыревой антенны было ограничено.

В итоге для серийного производства приняли первый вариант (расположение рации 72-ТК в башне). В дальнейшем признали целесообразным установить на Т-28 более совершенную рацию 73-ТК, имеющую сравнительно большой радиус действия.

В ноябре 1932 г за создание и постройку в кратчайший срок опытных образцов среднего танка Т-28 и тяжелого Т-35 к награждению орденом Ленина представили: Н.В. Барыкова – начальника ОКМО; О.М. Иванова – технического руководителя ОКМО; СА. Гинзбурга – начальника КБ ОКМО; И.И. Иванова – слесаря, бригадира на сборке Т-28, (ОКМО). Ордена Трудового Красного Знамени были удостоены: И.А. Петунии – токарь, начальник механического цеха ОКМО; Н.И. Ермолаев – слесарь сборочного цеха; А.И. Хрулев – слесарь; Н.Е.Романов – слесарь.

Баланс на начало года

Во «Временных указаниях по организации глубокого боя», подготовленных Штабом РККА и разосланных 9 февраля 1933 г. для изучения высшим командным составом, говорилось: «…Средние тонки, тип Т-28 – мощные и преодолевающие серьезные препятствия, используются для групп ДД и получают задачу – подавлять тактические резервы (в том числе и танковые) и артиллерию противника». Имелись и рекомендации по расчету количества танков ДД. В статье С.Н. Аммосова «Танки в операции прорыва» (журнал «Война и революция», кн.5-6 за 1932 г.) приводился расчет танков, необходимых для завершения и развития прорыва подготовленной обороны противника: «но стрелковый корпус (ударный) требуется; для НПП – 3-4 батальона малых танков, для ДПП – 1-2 батальона малых танков, для ДД – 2 батальона средних танков».

Между тем, на начало 1933 г. Красная Армия так и не имела серийного среднего танка. Согласно сводке Главного военно-мобилизационного управления НКТП СССР от 12 января 1933 г., процент предъявления к сдаче и процент сдачи от годового заказа на 1932 г. составлял: по танкеткам Т-27 – 80,7% по обоим пунктам, по танкам Т-26 – соответственно, 85,196 и 59,4%, по танкам БТ – 72,3% и 66%. Что касается среднего Т-28, то на 1933 г. был утвержден только заказ на 90 машин.

В конце октября 1932 г. после доработки Т-28 по результатам заводских испытаний было принято решение не изготавливать второй опытный образец, а сразу приступить к серийному выпуску машин. Решением Совета труда и обороны (СТО) СССР головным предприятием по серийному производству Т-28 определили ленинградский завод «Красный Путиловец» (с 1934 г.-Ленинградский Кировский завод, или ЛКЗ).

Особое значение при определении порядка развертывания серийного производства Т-28 сыграла «политическая необходимость текущего момента», отраженная в докладной записке СА Гинзбурга в адрес Н.В. Барыкова:

«1. Запуск 10 машин с условием выпуска их к 1 мая 1933 г. может иметь кроме политических соображений демонстрации нашей мощи и наших возможностей по наладке серийного производства, еще соображения проверки действительной подготовленности к запуску серийной машины этой новой модели и соображения скорейшей проверки всех качеств машины на нескольких экземплярах.
2. Исходя из этих двух соображений последних и учитывая программу будущего года, надлежит основной упор в выборе заводов, которые будут изготавливать агрегаты и детали первых 10 машин взять те заводы, которым надлежит изготавливать эти детали и узлы в будущем при выполнении развернутой серийной программы.
5. Чтобы обеспечить в тоже время первую часть соображений необходимости политической выпустить 10 машин именно к 1 мая, необходимо привлечь не только к помощи в части практического выполнения обработки части деталей, а также и в деле сборки Опытн. маш. от зав. им. Ворошилова. Было бы желательно, чтобы в дело изготовления целого ряда деталей был включен также Опытный Отдел зав. Ижорского. На который можно было бы возложить изготовление целого ряда деталей и если у него найдутся площади и немудрые подъемные средства, то можно было произвести там сборку части машин.
4. Чертежи Т-28 будут в синьках выпущены 15 декабря. Это дело можно ускорить только за счет получения синек, для снятия в светокопии ОКМО. Отсылке же в светокопию им. Урицкого, кроме того, что снимка тянется 10-12 дней неудобно и потому, что кальки отдельных деталей которые нужны для работы и компоновки уходят на большой срок из ОКМО. Необходимо 500 рулонов, в первую очередь 100 рулонов светокопировальной бумаги.
5. Ижорскому заводу необходимо обеспечить необходимое количество прокатанной и (обстрелянной в образцах) брони к 15 декабря к моменту, когда получив чертежи Ижора сможет приступить к резке, механической обработке, термообработке и сварке корпусов и башен.
6. Все детали корпусов и башен за исключением поворотного механизма, должны изготовляться в Опытном Отделе Ижорского завода.
7. Должно быть твердо установлено кто же наконец должен делать ходовую часть, в которую включается верхняя и нижняя подвески, бортовая передача, ведущее колесо, ленивец и натяжное приспособление ленивца, бортовой фрикцион. Желательно чтобы эти детали изготовлял Путиловец. Если эти детали будет изготовлять Путиловец, то он немедленно должен прислать работников для разработки технологических процессов указанных агрегатов в КБ ОКМО.
8. Должен быть выдан немедленный заказ Красному Выборжцу на изготовление фольги для радиаторов. Первые 10 радиаторов смогут быть изготовлены в ОКМО, если фольгу дадут не позднее 1 января.
9. Определить какие детали должен изготовить Красный Октябрь. Желательно включение следующих агрегатов; коробки скоростей, привод на вентилятор, коробки передачи на вентилятор, привода управления башен.
10. Получить с Красного Октября работников для разработки технического процесса деталей указанных агрегатов.
11.Дать срочное задание заводу Большевик но изготовление моделей троков гусеницы с тем, чтобы отливку с термообработкой закончить не позднее 15 марта. Модели займут декабрь, январь, отливки – февраль, март, сборка – март, апрель.
12. Определить кто должен готовить управление машины. Желательно если бы делал завод им. Ворошилова в серийной группе. На 10 машин можно изготовить в Опытном отделе и на Ижоре.
13. Вменить в обязанности изготовить детали моторного фрикциона и сборку серийному производству завода им. Ворошилова. Техническому отделу завода немедленно приступить к изготовлению технологического процесса моторного фрикциона силами Технического отдела завода им. Ворошилова.
14. Заказать бронестекла на «Ломза» зав. ВОМПА.
15. Заказать вооружение 3-дм (76-мм) пушки.
16. Путиловцу в сомом срочном порядке приступить к изготовлению грузоформ для катков.
17. Заказать сидения в модельной и шорной завода Большевик.
18. Немедленно Большевику и заводу Русский Дизель, но который по видимому будет возложено изготовление моделей, подлежит приступить в заготовке леса и его сушке.
19. Немедленно закончить электрооборудование шарикоподшипников и феррадо с доставкой их багажом на первые 10 машин.
20. Вменить в обязанность 7-му заводу изготовить бензобаки и укладки.
21. Разработать технологический процесс сборки силами Технического отдела завода им. Ворошилова».

Чертежи танка поступили на «Красный Путиловец» в октябре 1932 г., а затем на завод прибыл и опытный образец, который привел своим ходом с завода им. Ворошилова механик-водитель П.И. Петров. Для обслуживания серийного производства при техническом отделе заводоуправления «Красного Путиловца» сформировали специальную конструкторскую группу – «танковый отдел» в составе 25 человек, которую в 1933 г. возглавил А.Г. Ефимов. На завод также откомандировали группу сотрудников ОКМО во главе с О.М. Ивановым (заместитель Н.В. Барыкова). С помощью прибывших специалистов доработали чертежно -техническую документацию применительно к существовавшей на заводе технологии. Выпускающим машины был определен специально созданный машиностроительный отдел, техническим директором которого назначили инженера И.И. Джигита. К работе по танку привлекли и другие подразделения завода. Так, по инициативе инженера центральной лаборатории СМ. Баранова для Т-28 освоили в производстве броневую кремнехромистую сталь, впоследствии получившую наименование «ПИ». За создание этой брони Баранова наградили орденом Ленина.

К серийному производству приняли Т-28 с установкой карбюраторного двигателя типа М-17 и с главной башней, оснащенной 76,2-мм пушкой ПС-3. Правда, до постановки этой пушки на серийное производство временно следовало монтировать в танк 76,2-мм пушку КТ-28. После внесения изменений в конструкцию броневого корпуса танка, связанных с установкой более мощного вооружения, новой башни и силовой установки, боевая масса машины возросла до 20 т.

Технические характеристики Т-28 изменились:

«Боевая масса – 20000 кг.
Полная длина – 7370 мм.
Длина опорной базы гусеницы – 5150 мм.
Ширина колеи – 2750 мм.
Полная ширина – 2920 мм.
Полная высота – 2590 мм.
Клиренс – 535 мм.
Ширина гусеницы – 580 мм.
Удельное давление при нулевом погружении – 0,51 кг/см².
При погружении на 100 мм – 0,5 кг/см2.
Ширина перекрытия рва (теоретическая 45% полной длины машины) – 3300 мм.
Высота зацепа – 875 мм.
Глубина проходимого брода -1000 мм.
Наибольший подъем – 45° (теорет.)
Боковой крен – 35° (теорет.)

Двигатель:

Мощность двигателя – 500 л.с.
Число оборотов -1500 об/мин.
Степень сжатия – 7,3

Вооружение

3-дм пушка -1.
Пулеметов Д – 3.
3-дм снарядов – 74 шт.
Патронов пулеметных – 7938 шт.

Скорости машины при 1500 об/мин:

1- я -5,50 км/ч.
2- я -10,5 км/ч.
3- я-16,20 км/ч.
4- я – 26,0 км/ч.
5- я – 56,6 км/ч.
3.x. – 6,75 км/ч.

Максимальная скорость при 1900-2000 об/мин – 46,5-48 км/ч.
Расход горючего на 1 л.с./ч – 250 г.; при полной мощности (500 л.с.) в час 250×500=125 кг 125/0,72=175,6 л/ч.
Емкость бензинового бака 710 л, что составляет запас хода при полной нагрузке – 4 ч.

Толщина брони: Бортовой – 20 мм; носовой – 30 мм; днища – 8 мм; крыши -10 мм; башен – 20 мм».

Большинство предприятий, подключенных к выпуску по кооперации, располагались в Ленинграде или недалеко от него. В письме, направленном 29 декабря 1932 г. начальником Спецмаштреста КА Нейманом директору завода им. Ворошилова, говорилось:

«Согласно распоряжения зам.наркома тяж.пром. по производству Т-28 предлагается Вам обеспечить чертежами, тех. условиями и спецификациями к 5 января 1933 г. следующие заводы:

1. Кулебакский завод на изготовление заготовок для погонов,
2. Механический завод №7 на котельно-жестяночные работы,
3. Красный Треугольник для обрезиновки катков и ленивца,
4. Ижевскому заводу на дисковую сталь,
5. Красный Октябрь – на коробку скоростей,
6. Красный Гвоздильщик – на крепежный материал,
7 Завод «Большевик» – на гусеницы, цветное и стальное литье,
8. Ижорвод – на корпуса и башни,
9. Красный Путиловец – комплект чертежей машины Т-28.

Об исполнении настоящего распоряжения донести не позже 10 января 1933 г.».

Читать:  Противотанковая винтовка Симонова ПТРС-41

31 декабря директор завода «Красный Путиловец» К.М. Отс и начальник «Бюро Т-26» И.Ф. Комаричев сообщили руководству завода «Большевик»:

«Согласно планировки тов. Павлуновского для заказа Т-28 в 1953 г. Вам надлежит подавать:

– гусеницу в собранном виде – заводу «Красный Путиловец».
– цветное литье – для всей машины.
– стальное литье и прокат – заводам: «Красный Октябрь», им. Ворошилова, заводу №7, «Красному Гвоздильщику».
– поковку – заводу им. Ворошилова…»

Завод «Большевик», ссылаясь на заказ на траки гусениц «для тракторов Катерпиллер», просил передать изготовление траков для Т-28 другому заводу, но руководство Спецмаштреста (Всесоюзного треста специального машиностроения НКТП) на это не согласилось.

2 января 1933 г. К.М. Отс писал председателю Всесоюзного авиационного объединения П.И. Баранову: «Для производство и выпуска в кротчайший срок первых танков Т-28 необходимо иметь для них авиационные моторы типа М-17, изготовляемые заводом №26\ Данные моторы должны иметь автоматическое опережение зажигания… Первая партия моторов должна быть получена не позднее 10 февраля 1933 г., в количестве 6 шт. и вторая партия не позднее 1 марта, в количестве 8 шт. Всего потребуется на 1933 г. 90 авиамоторов».

О том, как контролировалась программа Т-28, можно судить по протоколу заседания Спецмаштреста, специально созванного 25 января: «…На ряде заводов до сих пор не имеется чертежей, техусловий и спецификаций на Т-28… Обязать завод «Красный Путиловец» под личную ответственность Комарчева передать всем кооперированным заводам чертежи, техусловия и спецификации не позднее 10 часов 26 января».

«Ударные» темпы пришлось учитывать уже при обсуждении 1 января 1933 г. в НКТП СССР стоимости производства Т-28. Ориентировочно стоимость одного танка оценили в «250.000 р. за штуку, о с прибавлением амортизации специальных приспособлений и инструмента по 16.700 р. на шт., всего 266.700 руб.». Но Финансово-техническая арбитражная комиссия по заказам НКВМ при Наркомате рабоче-крестьянской инспекции 26 февраля 1933 г. установила «на первые 32 машины Т-28 цену в 250 000 руб.». Представителям заказчика приходилось вмешиваться в цены смежников. Так, заместитель начальника 2-го управления УММ РККА в письме директору завода №26 от 7 февраля 1933 г. просил отпускать двигатели М-17 заводу «Красный Путиловец» не по заявленной рыбинцами цене в 25 000 рублей, а «по установленной для Военведа цене, т.е. 19500 руб.4»,

И февраля помощник начальника 2-го управления УММ СП. Аллилуев просил директора Ижорского завода срочно «представить заводу «Красный Путиловец», в копии УММ РККА сметную калькуляцию на броневой корпус танка Т-28. По предварительным УММ расчетам стоимость корпуса не должна превышать 55000-40000 руб.».

На самом «Красном Путиловце» для производства Т-28 на базе второй механической и паровозомеханической мастерской в 1933 г. организовали новый цех, получивший название второго механосборочного, или МХ-2. Начальником цеха назначили инженера Васильева, заместителем начальника по танковому производству – И.И. Джигита. В течение года для цеха закупили 30 станков, создали восемь стапелей для сборки танков, однако завершить его перестройку удалось только в 1934 г.

9 февраля 1933 г. инженер 2-го отдела Научно-технического управления (НТУ) УММ Воробьев докладывал начальнику НТУ И.А. Лебедеву о состоянии «опытно-серийного заказа» по Т-28 по каждому заводу:

«..Завод «Красный Путиловец» полностью изготовляет и ведет сборку основных групп ходовой части, бортовой передачи и управления. Остальные агрегаты и узлы переданы кооперированным заводам.

Завод «Красный Октябрь» – изготавливает коробку передач и поворотные механизмы башен.
Завод «Большевик» – отливает цветное литье.
Завод Ижорский – изготавливает корпус и башню.
Завод «Красный Гвоздильщик» – должен изготавливать крепежный материал.

Ввиду того, что до настоящего момента не заключены договора с кооперированными заводами, которых должно быть около 17-ти, точно указать какой завод, что будет изготавливать, не представляется возможным.

…Необходимо вовремя получить импортное электрооборудование и феррадо, так как неполучение последнего может сорвать выполнение заказа. В настоящий момент, хотя положение с выполнением нашего заказа становиться напряженным, но при сосредоточивании должного внимания на всех узлах, заказ безусловно будет выполнен в срок».

И февраля специальная арбитражная комиссия разбирала вопросы заключения договоров «Красным Путиловцем» с заводами «Большевик», «Красный Октябрь», им. Ленина. Характерно решение комиссии о поставке заводом им. Ленина стального литья для танков Т-28 за счет снижения заказа на литье для танков Т-26.

Проблемы с импортным оборудованием более детально отражены в письме помощника управляющего Спецмаштрестом Фарманянца руководству завода «Красный Путиловец» от 14 февраля 1933 г.:

«1. Включено в импорт.

Диномо «Сцинтилло» в 1000 вт. – 50.
Стартер – в 6 л.с. – 50.
Реле большого типа – 50.
Мотор для вращения башни – 50.

…Нами предложено нашему представителю в Берлине принять все меры к немедленному выполнению фирмой Сцинтилло заказа и срочной отправки в СССР….

6. Осветительной аппаратура.

…По личному заявлению начальника КБ завода им. Ворошилова, необходимо ставить фару в 150 мм. Ток кок эти форы импортные и получить их из заграницы не представляется возможным, ввиду запрещения импортировать, поэтому является необходимость получить требуемое количество передних фар, имеющихся на заводе им. Ворошилова, а последний будет ставить фары внутреннего изготовления…

…Подшипники за №№52210,32514 и фишера 2281 и 230\ переданы на импорт… На складах за границей означенных шарикоподшипников в наличии не имеется. Нами предпринимаются все меры к розыску этих шарикоподшипников внутри СССР… Необходимо выяснить не имеется ли на заводе им. Ворошилова шарикоподшипники №№ 32210, 32314 и фишера 230i из того количества, которое было им получено из заграницы для опытных машин…».

Мотор для механизма поворота главной башни «но основании чертежа, посланного КБ завода им. Ворошилова» перезаказали у фирмы «Бош», заявившей меньшую цену, чем «Сцинтилла». Проблема «импортозамещения» (используя современную терминологию) была увязана с мероприятиями по стандартизации комплектующих изделий, активно проводившимися УММ РККА и НКТП. В середине 1933 г. Комиссия по унификации и стандартизации шариковых и роликовых подшипников в танках, созданная совместно УММ, Техношарснабом и Спецмаштрестом, потребовала внести некоторые изменения в отдельных узлах Т-28 и Т-35А с целью унифицировать шарикоподшипники с переходом «от импортных (SKF) к подшипникам отечественного изготовления».

Руководство завода «Красный Путиловец» и «Бюро Т-26» регулярно подавало рапорты о ходе работ по Т-28. В частности, документ от 16 февраля 1933 г. гласил: «Прибыли первые два корпуса с Ижорского завода, а также прибыло 4 мотора с завода №26. С 8 февраля начались первые работы по сборке; разметка, сверловка дыр, постановка отдельных деталей и др. Внутри завода все ведущие детали в работе начало сборки деталей узлов ходовой части планируем 15-20 февраля. Опасными участками по ходовой части являются покупные материалы, как трубы, шарикоподшипники, электрооборудование, резина, крепежный материал (нормал.), а также зуборезные и шлифовальные работы, зуборезные из-за опоздания инструмента, шлифовальные из-за отсутствия шлифовального оборудования (отсутствие безцентровочных и плоскошлифовальных станков, пытаемся добыть оборудование). Все вопросы (за исключением импорта) поддаются разрешению и на сегодня у нас есть уверенность, что при помощи НКТП, работу по ходовой части выполним. Гораздо хуже обстоит дело с кооперацией, особенно по заводу им. Ворошилова и заводу «Красный Октябрь»… вопрос стоит прямо о срыве программы.

Предельный срок подачи может быть отнесен на одну пятидневку, т.е. подать к 25 февраля, если этого не будет, то каждая следующая пятидневка будет уменьшать программу на 2 машины…

По Ижорскому заводу: Подача корпусов началась досрочно, однако внутри Ижорского завода дело неблагополучно с производством погонов (до сего дня к обработке не приступили), видимо с этим производством будет серьезная задержка. Внушает опасение и производство башен…».

Кооперация на конец февраля 1933 г. в целом выглядела следующим образом (по номерам чертежей):

«Завод им. Ворошилова

05 – Смазка мотора (питание и трубки).
06 – Первичные передачи от мотора к вентилятору в комплекте.
10 – главное сцепление мотора (главный фрикцион).

Завод №2

06 – радиаторы

Завод №7

60 – бензиновые боки.
63 -укладка боевых припасов
70 – пол башен.

«Красный Октябрь»

21 – коробка скоростей.
56 – вооружение поворотные и подъемные механизмы большой башни.
57 – вооружение поворотные механизмы малой башни.

«Большевик»

35 – гусеница (литье и сборка).

Ижорский завод

50 – броневой корпус
54 – большая башня
55 – малая башня.

Заводы «В.О.М.ПА»

69 – дополнительные приборы (стекло бронебойное, дымовая завеса, огнетушитель, вентиляторы).

Завод №26 – гор. Рыбинск

Двигатель с автоматным опережением зажигания.

Импорт

66 – электрооборудование.

Завод «Красный Путиловец»

11- выхлопные трубы и глушители.
22 – бортовой фрикцион.
25 – тормозная лента.
26 – бортовая передача.
50 – ленивец – направляющее колесо.
51 – ведущее колесо.
55 – нижняя подвеска.
54 – верхняя подвеска.
41 – привода коробки скоростей.
42 – привод управления.
64 – сиденья.
65 – портфели для инструмента и гильза для укладки.

Покупные

65 – инструмент.
66 – радиоустановка (завод им. Рыкова).
67 – укладка шанцевого инструмента (запчасти)».

К 25 февраля изготовили первые восемь бронекорпусов и начали сборку первых четырех танков Т-28. Сборку двух машин, по договоренности с «Красным Путиловцем», взял на себя Ижорский завод.

Об основном вооружении

С учетом назначения танков Т-28 – поддержка пехоты при прорыве сильно укрепленной обороны, действия в глубине обороны, борьба с артиллерией противника – их основным боевым свойством становилась огневая мощь. Центральным вопросом стал выбор 76,2-мм (76-мм) пушки в главной башне вместо 45-мм.

Первоначально в главной (большой) башне танка смонтировали качающуюся часть 76-мм полковой пушки обр. 1927 г. без каких-либо конструктивных изменений. Для прикрытия щелей в амбразуре на маске пушки служил броневой щиток толщиной 20 мм. При монтаже 76-мм полуавтоматической пушки ПС-3 производства завода им. Ворошилова вместо 76-мм полковой пушки в нише амбразуры сверху и снизу рамки устанавливались дополнительные броневые накладки толщиной 30 мм.

Качающаяся часть 76-мм танковой пушки ПС-3 оригинальной конструкции опытного отдела завода им. Ворошилова проходила испытания на Научно-испытательном артиллерийском полигоне (НИАП, с 1938 г. – АНИОП) с 8 августа 1932 г. по 10 февраля 1933 г. Столь длительный срок объяснялся необходимостью устранения выявленных недостатков и ремонта пушки в заводских условиях. Систему три раза отправляли на завод, причем один раз она находилась там с 28 сентября по 27 декабря 1932 г.

Всего из ПС-3 произвели 1079 выстрелов. Испытания показали возможность использования готовых снарядов 76-мм полевой пушки образца 1902 и 02/30 г. с получением точности, соответствующей табличным значениям 76-мм полковой пушки обр. 1927 г. и 76-мм полевой пушки образца 1902/30 г. В целом конструкция пушки показала себя вполне удовлетворительно, за исключением прочности отдельных деталей полуавтоматики затвора.

В результате предлагалось отрегулировать автоматику затвора и доработать ряд его деталей, а также увеличить длину ствола орудия с целью обеспечения полноты сгорания заряда при стрельбе готовыми снарядами от 76-мм полевой пушки обр. 1902 г.

Разработка чертежей установки пушки ПС-3 в новой башне была выполнена заводом им. Ворошилова в феврале 1933 г.

По окончании испытаний качающейся части пушки ПС-3 систему смонтировали в башне опытного образца танка Т-35 и установили на металлическом листе толщиной 6 мм, полностью имитирующем погонный лист корпуса танка. При этом установили подъемный и поворотный механизмы, перископический прицел, сиденья, стенки ограждения и подвесной пол, поместив всю конструкцию в сборе на бревенчатом срубе. В марте 1933 г. опытная установка ПС-3 в таком виде прошла испытания отстрелом на НИАП. В ходе испытаний из орудия произвели 250 выстрелов, что позволило Опытному заводу ОКМО заявить об успешном завершении испытаний не только качающейся части системы, но и конструкции ее установки в танковой башне.

По мнению завода, опытный образец ПС-3 представлял собой специальную танковую пушку короткого типа, наиболее удобную по своим свойствам и габаритам для установки в средних танках. Принятие на вооружение этой пушки позволяло оснастить легкий и средний танк 76-мм полуавтоматическим орудием, в 1,75 раза превосходящим по мощности 76-мм полковую пушку обр.1927 г. С целью дальнейшего повышения мощности разрабатывался образец 76-мм танковой пушки с удлиненным стволом, полностью подходящий под заряды дивизионной пушки обр. 1902/30 г.

Тем не менее, заказчик не в полной мере разделял оптимизм разработчиков. 25 апреля 1933 г. начальник НТУ ГАУ писал в ОКМО завода «Большевик»:

«На основании заключения НИАПа по испытаниям пушки ПС-3, опытный образец системы необходимо на заводе ОКМО доработать в следующем направлении:

1. Отрегулировать полуавтоматику так, чтобы экстракция гильзы происходила более энергично и рукоятку затвора, при заряжании, не приходилось доводить до места вручную.
2. Переделать гильзоулавливатель с целью уравновешивания качающейся части и придания небольшого перевеса на казенную часть.
3. Переставить сиденье наводчика, так, чтобы, при работе маховиком, рука не задевала за колено наводчика.
…5. Камору и экстрактор опытного образца переделать под гильзу пушки обр. 1902 г. с нормальным фланцем.

Так как без внесения этих изменений в опытный образец, последний не может быть утвержден для изготовления по нему рабочих чертежей для серийного заказа 1955 г., то все указанные исправления конструкции прошу внести в течение конца апреля и сдать систему для проверочного испытания на НИАП не позже 1 мая 1955 г.».

При утверждении системы танкового вооружения протоколом Комиссии обороны при СНК СССР №71 от 13 июля 1933 г. было предложено усовершенствовать существующие артиллерийские системы калибра 45 и 76 мм, поставив их на валовое производство с 1934 г.; предусматривался также выпуск 76-мм танковой пушки ПС-3 с полуавтоматическим затвором. В этом документе окончательно утвердили вооружение танка Т-28 – одна 76-мм танковая пушка и три скорострельных пулемета.

В это время на НИАП шли испытания «76-мм полковой пушки обр.27года с усиленными салазками с укороченным откатом до 500 мм, установленной на танке Т-28». Согласно отчету об испытаниях, со 2 по 17 июля 1933 г. из системы выполнили 462 выстрела, «из них штатной гранатой 432 выстрела приведенными к весу 6,5 кг и 50 выстрелов снарядами эталон 124 при весе 6,25 кг» с зарядами, обеспечивавшими начальную скорость снаряда 381 и 398 м/с соответственно.

К недостаткам башенной установки отнесли: отсутствие ножного спуска, близко поставленный к системе телескопический прицел («создает опасность для наводчика при производстве стрельбы с хода»), неуравновешенность системы (перевес на казенную часть), неудовлетворительную работу экстрактора затвора, не откидной гильзоулавливатель, большое удаление сиденья наводчика от прицела, нерегулируемость сидений, отсутствие перископических приборов для наводчика и командира, небезопасную установку третьего сиденья «в створе орудия», неудобное расположение рукоятки переключения скоростей поворотного механизма, отсутствие ограничителей углов возвышения и снижения, недостаточные по высоте боковые стенки бронировки люльки, непрочность крепления 76-мм патронов в гнездах боеукладки.

Вместе с тем отмечалось, что меткость стрельбы оказалась лучше, чем при стрельбе полковой пушки с колесного лафета (неподвижный танк вообще дает орудию более устойчивую платформу). Рабочую скорострельность определили «примерно 5-6 выстр/мин». В целом НИАП заключил:

«1. 76-мм полковая пушка обр.27/32 г. на танке Т-28 изготовленная заводом «Красный Путиловец» предварительное испытание 462 выстрелами выдержала.

2. Заводу надлежит произвести доделку в системе,… после чего представить танк с системой на НИАП для продолжения, а именно отстрел на меткость по щиту при различных скоростях танка и пробег на 100 км при полной боевой загрузке на предельных скоростях».

С 5 сентября по 3 октября орудие вновь проходило испытания на НИАП. В «Окончательном отчете об испытании» от 15 октября сообщалось:

«…Полученная меткость при стрельбе с хода по щиту на Д=500 м при скорости движения 8 и 10 км/ч удовлетворительная (72% и 60,8% попаданий в щит размером 6×6 м). На дистанцию 1000 м при тех же условиях как и на 500 м процент попаданий в щит равен 47,8%, что тоже можно признать вполне удовлетворительным…Поставленный откидной гильзоулавливатель неудобный… Монтаж перископического прицела ЛОМЗа ПТ-1 выполнен неудовлетворительно. Тяга параллелограмма проходит близко у головы (височная область) наводчика… Необходимо перископ отнести влево примерно на 30-40 мм, и взад на туже величину, или же телескоп отнести взад примерно на 50-60 мм. Налобник для перископического прицела необходимо ставить по типу от танкового прицела фирмы Цейсе за №7, а также желательно налобник ставить к телескопу по макету, который был установлен к 45-мм т.п. на Т-26 при испытании прицела Цейсса… Вторично НИАП указывает на необходимость изменения положения рукояти переключения скоростей поворотного механизма из вертикального положения в горизонтальное… На основании всех испытаний НИАП считает:

1. 76 – мм танковая пушка обр. 27/52 г. на танке Т-28, изготовленная на заводе «Красный Путиловец», испытание 599 выстрелами (из них 462 выстрела по первому отчету) и 100 км обкаткой выдержало.
2. Заводу надлежит произвести все доделщуказанные в данном отчете и в отчете НИАПа за №-1Н/856/от 8 сентября 1955 г., после чего танк с системой допустить на длительные войсковые испытания».

Кстати, завод, несмотря на неоднократные напоминания, так и не представил полигону вместе с установкой необходимую документацию.

Интересен описанный в отчете полигона эпизод: «На обратном пути (с позиции 18 км) танк переходил ручей «Лупа» бродом (по настоянию инспектора Путиловского завода т. Самохина). Переходя брод, танк завяз в ручье и был вытащен из ручья шестью тракторами «Коммунар». Танк став поперек ручья образовал запруду, благодаря чему уровень воды в ручье стал подниматься и постепенно заполнять водой внутренность танка. Вода в танк попадала через зазоры вокруг заклепок в корпусе танка, а позднее через амбразуру в башне танка и переднее окно для водителя. После того, как танк был вытащен из ручья, была удалена вода из корпуса, был осмотрен и заведен мотор и танк дошел на Полигон собственным ходом».

Всего в 1933 г. собрали 55 серийных 76-мм танковых пушек КТ. Вопрос о перископическом прицеле и его установке решался с привлечением различных учреждений Артиллерийского управления, включая АНИИ.

26 ноября был утвержден «Акт об испытании перископа ПТ на Т-28 в башне с 76-мм т.п. обр. 27/32 г.». Комиссия потребовала внести в установку прицела ряд изменений, отметив: «Ввиду важности вопроса о вооружении танков Т-28 перископами ПТ – комиссия считает необходимым работы по тяге к нему форсировать – чтобы параллелограммная тяга с учетом замечаний по настоящему акту поступила на испытание не позже 20 декабря 1933 г.».

Производство и испытания

Слова И.В. Сталина о «постоянном контроле» над предприятиями военной промышленности реализовывались на всех уровнях. Подключили и ленинградскую партийную организацию во главе с СМ. Кировым – одну из наиболее сильных и крепких в стране. 4 марта 1933 г. состоялось заседание объединенного секретариата обкома и горкома ВКП(б) по вопросу «О программе 1933 года по Т-26 и Т-28». Руководителям предприятий под личную ответственность поручили до 15 марта принять неотложные меры по недопущению срывов в выполнении танковой программы. К 10 апреля предписывалось завершить сборку первых десяти Т-28 с учетом изменений, внесенных в их конструкцию.

Головным заводам – «Красному Путиловцу» и Машиностроительному им. Ворошилова – поручалось осуществлять строгий технический контроль за качеством производственного процесса на всех кооперированных предприятиях с целью улучшения качественных параметров комплектующих изделий. Так, предписание заводу «Красный Октябрь» гласило: «Исключить попадание в коробку передач посторонних предметов» (как мы увидим далее, долго нереализованное). Однако процент производственного брака оставался большим. Низкие культура промышленного производства и уровень квалификации рабочих и инженерно-технических кадров в нашей стране еще долго являлись одной из главных проблем (известное указание Сталина «Кадры решают все» прозвучало не просто так).

Согласно рапорту завода «Красный Путиловец», первый пробный запуск Т-28 состоялся 20 марта 1933 г. в 2 ч 30 мин: «Мотор работает хорошо. 20 марта днем была проба с включением коробки скоростей. Пока не отрегулированы все скорости, работают только 1-ая и 2-ая… В процессе монтажа еще 5 машин, на 1-х уже поставлены ходовые части, особенно нужна коробка скоростей на 4-ю машину.

Основные задержки на сегодня:

– отсутствие электрооборудования (динамо, стартер, реле, бронепровод высокого напряжения, мотор для вращения башни, мотор вентилятора, вольтметр, гибкий вал спидометра);
– отсутствие башен и вооружения;
– отсутствие бензина для испытания».

В рапорте старшего военпреда УММ на заводе Котлярова ход работ и проблемы на 20 марта расписаны подробнее:

«Выявлены следующие дефекты:

Читать:  Крупнокалиберный пулемет Дегтярева-Шпагина ДШК-38/46 (ДШКМ) (СССР-Россия)

1. Плохо смонтирована кулиса выключения скоростей.
2. Не отрегулированы тяги переключения тяг к стартеру, к бортовым и главным фрикционам.
3. Зажим замка коробки скоростей.
4. Переключение скоростей на ходу невозможно.
5. Не отрегулирован главный и бортовые фрикционы.
6. Неправильно установлены краники бензопровода от баков.

Двигатель работает удовлетворительно. Хорошо работал вентилятор и бортовая передача. Обкатка продолжалась 15 мин. Для устранения дефектов потребуется 1,5-2 ч. Обкатка машины на гусенице предполагается не раньше 22-21 марта 1933 г.

В машине №2 двигатель и коробка скоростей сцентрированы, идет их установка. Монтируются и подходят к концу другие агрегаты. Запуск предполагается 22 марта 1933 г.

На машине №3 центрируется двигатель и коробка скоростей. Идет монтаж других узлов.

Монтаж машин №2 и 3 ведет мастер завода Ворошилова. Монтаж второй и третьей идет успешнее. Участок сборки разворачивается. На сегодня в нем 9 корпусов. Задержки из-за подачи деталей и узлов с цехов Путиловского и кооперированных заводов нет.

…Группа 21 (коробка скоростей) – получена третья коробка. Смонтирована плохо. Заклинивание зубьев промежуточной передачи. Туго проворачивается из-за плохой обкатки. Вызывалась бригада «Красного Октября» для устранения дефектов. Коробка монтируется в корпус машины №3.

…Гр. №50 -54- 55 (корпус башни) – получен 8-й корпус Каленые корпуса поступают с некоторыми дефектами. Искривление листов в нишах, не выдерживаются размеры в нишах. Устранение дефектов задерживает сборку, башен не получено.

Что предпринято: …предложено создать параллельные бригады, развернуть сборку единовременно не меньше 9 машин, …затребованы и присланы в помощь квалифицированные мастера из ОКМО. В помощь на сборку прибыли курсанты-командиры ЛБТК 28 человек, распределены и влиты в бригады.

С 21 марта вводится беспрерывная 3-х сменная работа на сборке. Количество рабочих занятых на сборке – 200 чел.». 26 марта первая машина прошла заводскую обкатку, в ходе которой прошла 7 км по шоссе, показав скорость хода до 40 км/ч.

О том, как оперативно решали выявленные проблемы, можно судить по такому примеру: выявилось, что стальные детали правого фрикциона не прошли закалку на заводе им. Ворошилова – ее осуществили на месте с помощью автогена, потом сняли фрикционы со всех собранных машин и провели закалку. В рапортах от 1 и 6 апреля старший военпред подробно разбирал дефекты в собранных машинах, отмечая недостаточный технический контроль завода за поступающими деталями с кооперированных заводов, задержки поставок, а также проблемы в организации работ.

«Ударные» темпы не могли не сказаться на финансах завода. 24 марта директор Отс писал в УММ: «…Выполнение заказа Т-28 протекает в особых условиях. В течение чрезвычайно короткого срока, т.е. с января по апрель, заводу необходимо пройти все стадии, начиная с разработки технологического процесса и до выпуска готовых машин. Совершенно естественно, что освоение нового производства при одновременном обязательстве выпуска машин в установленный чрезвычайно жесткий срок, вызывает целый ряд дополнительных внеплановых затрат… Заводоуправление ходатайствует о выдаче заводу в связи с периодом освоения производства, единовременно Руб. 2.250.000. -, что составляет 10% стоимости заказа…».

На обороте ходатайства помощник начальника УММ ГГ. Бокис записал: «В сектор обороны Наркомфина СССР тов. Нейфельд. УММ действительно подтверждает, что заводом «Красный Путиловец» сейчас произведены большие работы по производству танков Т-28, в частности, – запущено в производство серия на 20 танков и подготавливается к выпуску 1 мая 1953 г. для участия в параде 12 танков. УММ не возражает о выдаче заводу «Красный Путиловец» сейчас аванса в покрытие организационных затрат в размере полутора миллионов рублей, каковые будут погашаться равномерными партиями по мере выпуска продукции».

Очередной рапорт «о состоянии заказа Т-28» фиксировал состояние работ на 15 апреля:

«Машина №1 – окончательно обкатана. Устанавливается вооружение. Производится покраска.
Машина №2 – собрана. Ходила в обкатку. Ожидается с «Красного Октября» коробка скоростей для замены.
Машина №3 – собрана. Ходила в обкатку. Исправление закончено. Окончательная обкатка будет 15 апреля.
Машины №4 и №5 – тоже что и №3.
Машина №6 – собрана. Ходила в обкатку. Ожидает с «Красного Октября» коробку скоростей для замены.
Машина №7 – собрана. Ходила в обкатку. Находится на исправлении (течь масла из коробки скоростей).
Машина №8 – собрана. Испытывалась на месте. Проводятся исправления.
Машина №9 – собрана. Испытана на месте. Пойдет в первую обкатку 15 апреля.
Машина №10 – собрана. Подготовлена к испытанию на месте. Начнется испытываться 15 апреля.
Машина №11 – в сборке. Опущена на нижние катки. Нет коробки скоростей.
Машина №12 -в сборке. Монтируется нижняя подвеска».

Далее шел перечень узлов и агрегатов, недостающих для окончания сборки 12 машин, В заключении говорилось прямо: «Выпуск программы мая ничем не обеспечен».

Для Первомайского парада

Установочную («опытно-серийную») партию из 12 танков спешно готовили к показу на Первомайском параде 1933 г. на Красной площади, ведь на тот момент это были самые мощные «серийные» танки советской разработки. Первые пять танков (№ 1, 3, 4, 5, 6) отгрузили с завода в Москву 18 апреля. Согласно рапорту старшего военпреда от 20 апреля, эти машины не имели 100%-ной готовности: ряд агрегатов требовал регулировки, часть вообще не была установлена, пять машин имели «сырые» корпуса и башни. 24 апреля отправили еще пять танков (№2,7,8,9,10). Два последних Т-28 из 12 танков, собранных к 1 мая, участвовали в Первомайском параде на площади Урицкого (Дворцовой) в Ленинграде.

Перед парадом в Москве танки Т-28 на Ходынском поле, которое отвели для подготовки к параду, осмотрели Нарком тяжелого машиностроения Г.К. Орджоникидзе, нарком обороны К.Е. Ворошилов и начальник Политуправления РККА Я.Б. Гамарник. Машины представляли заместитель директора «Красного Путиловца» Д.Т. Плеханов, заместитель начальника цеха Титов и технический директор машиностроительного отдела И.И. Джигит.

На параде не обошлось без происшествий: танк №6 остановился прямо на Красной площади, и его пришлось эвакуировать тракторами; танк №8 на Васильевском спуске пошел юзом и лишь благодаря реакции механика-водителя не задел зрителей. Комиссия, впрочем, списала оба происшествия на недостаточную подготовку механиков-водителей.

Сводка от 12 мая 1933 г. достаточно красноречиво описывает состояние машин, участвовавших в параде:

«…6 мая 1933 г. девять машин и 8 мая одна машина, вернулись из Москвы… Машины разобраны, просматриваются все агрегаты и исправляются обнаруженные дефекты. Из выявленных дефектов на сегодня можно отметить следующее:

По коробке скоростей: почти что во всех машинах (№№1,2,5,7,9,4,11) смяты, а в некоторых совершенно стерты, зубья бронзовой шестеренки привода к динамо. Причина, …неправильная установка в картере оси этой шестеренки… На все 12 машин большие и малые башни, задние листы прикрытия вентилятора Ижорским заводом поданы сырые».

После парада на заводе началась будничная и кропотливая работа по доработке конструкции танков и освоению серийного их производства.

Нужны изменения

Еще 24 апреля старший военпред УММ РККА на заводе «Красный Путиловец» Котляров в рапорте начальнику 2-го управления УММ Г.Г. Бокису и начальнику НТУ УММ И.А. Лебедеву предлагал ряд улучшений конструкции Т-28:

«…1. По двигателю… Иногда очень часто из-за отказа ручного насоса «Атмос» приходится отвинчивать свечи и заливать цилиндры. Насос поставлен слишком высоко по отношению к уровню бензина и не может создавать достаточного разряжения… Необходимо поставить его ниже или лучше заменить насос «Атмос» другим, лучшим поршневым насосом. Поставить специально для запуска дополнительный бачок под самотек, емкостью не больше 5 л… Необходимо в танке восстановить запуск сжатым воздухом, для чего следует поставить баллон с сжатым воздухом с давлением не ниже 15-20 атм…

2. По коробке скоростей… Необходимо увеличить ширину полок (фланцев), изменить крепление, ставить сквозные болты вместо шпилек… увеличить толщину стенок [картера] и придать большую жесткость… Во всех коробках сминаются зубья бронзовой паразитной шестерни привода к динамо… Необходимо заменить стальной или заменить лучшего качества бронзу…

Механическая обработка деталей (завод «Красный Октябрь») очень грубая и небрежная. Коробка обкатывается без нагрузки, что не дает никакой уверенности ее прочности и пригодности. Слаба военная приемка – коробки зачастую уходят без военной приемки…

По бортовой передаче… Необходимо в дальнейшем (бортовые фрикционы и передачи) до постановки на машины ввести испытание их (обкаткой) на стенде…

Тяги управления: По конструкции тяги управления к бортовым фрикционам и к стартеру были предусмотрены ленточные. Поставленные ленты рвались почти что на всех машинах… Ленты оказались не годные и заменены стальными тросами. Были два случая обрыва троса по причине пережога при пайке… (В дальнейшем предложили заменить тросы жесткими тягами. – Прим. авт.).

Заключение: Монтаж машины и изготовление целого ряда деталей завод «Красный Путиловец», сравнительно за очень короткое время, хорошо освоил. За один месяц и десять дней собрано 12 машин, причем половина этого времени ушло на\переделки и исправления дефектов узлов, доставляемых кооперированными заводами. Не было подано ни одного узла так, чтобы не требовались переделки и исправления. За это короткое время выделился новый руководящий кадр рабочих и инженеров, который сможет в дальнейшем вести работу без помощи ОКМО завода им. Ворошилова. Выполнение программы на 1933 г. никаких трудностей не вызывает и полностью будет выполнена». Приведем резолюцию руководителей УММ:

«1. Предложения по конструкции дельные, необходимо их принять.
2. Надо заняться конструкцией Т-28 – там еще есть много дефектов».

9 мая в Управлении уполномоченного НКТП при Ленсовете и Облисполкоме Г.Н. Пылаева состоялось совещание о дефектах Т-28 с участием руководителей заводов и представителей УММ РККА. На нем постановили:

«1. Констатировать, что все перечисленные дефекты имеют как производственные, так и конструктивные недостатки.
2. Обязать Барыкова совместно с представителем УММ на всех кооперированных заводах проработать вопрос об изжитии указанных дефектов, работу начать с 10 мая с тем, чтобы в выпуске машин по майской программе эти дефекты были изжиты.
3. Признать необходимым на заводе «Красный Октябрь» установить второй станок для испытания коробок скоростей под нагрузкой. Срок исполнения 1 июля 1933 г.
4. Порядок испытания изготовленных машин установить т. Барыкову, совместно с представителем УММ.
5. Для испытания машин водителей дают бронекурсы по указанию т. Бокис.
6. Испытания 3-х машин начать с 15 мая, для чего т. Барыкову установить маршруты…
10. Установку вооружения на одной машине завод «Красный Путиловец» должен закончить к 20 мая 1933 г. Просить т. Бокис договориться с зам. Нач. Вооружения т. Ефимовым об утверждении установок».

Заметим, что ОКМО во главе с Н.В. Барыковым сохраняло функции контроля над программой Т-28. И не только по ней. Еще в марте 1933 г. помощник начальника УММ Г.Г Бокис поднял вопрос об использовании узлов танка Т-28 для модернизации ранее построенных средних танков Т-24. Потом добавился опытный ТГ. 16 мая в ОКМО состоялось совещание, на котором решено было к ноябрю-декабрю того же года провести модернизацию Т-24 с использованием трансмиссии и ходовой части (полностью или частично) от танка Т-28 и установить в ТГ механическую коробку скоростей от него же (при том, что эту коробку еще не «довели»).

Майскую программу по Т-28, как и ожидалось, выполнить не удалось. Совещание у директора «Красного Путиловца» 1 июня 1933 г. констатировало:

«а) Учитывая, что непрерывно поступающие конструктивные изменения тормозят производство и выпуск машин, с 1 июня 1933 г. прекратить дальнейший спуск конструктивных изменений сверх тех, кои были вынесены по указанное число.
б) Предложить ОКМО…для машины Т-28 определить, на какое количество машин распространяются все имеющиеся на сегодняшний день конструктивные изменения, и считать это количество машин – первой серии.
в) Все конструктивные изменения, которые появятся после 1 июня, могут вводиться только в машины второй серии…
д) Поручить Барыкову – ОКМО, совместно с директором Ижорского завода Беловым, решить вопрос об установке ящиков для дым-баллонов».

Выводы, сформулированные в рапорте о работе завода за май, звучали более категорично: «По плану должны были сдать в армию на 1 июня 15 машин, сдано 0, по следующим причинам.

В процессе монтажа, а также после пробега первых 12 машин и их просмотра, обнаружено: необходимость введения ряда конструктивных изменений, в общей сложности до 555, из которых, некоторые весьма серьезные, что потребовало по существу приостановки производства новых машин и значительных переделок первых 12 машин…

Можно отметить, что основные кооперированные заводы… значительно ослабили темп работы, не выдерживая намеченных сроков, исправление ранее поданных узлов».

Предполагалось, «что если заводы возьмутся по настоящему работать и подадут исправленные узлы к 10 июня и новые комплекты начнут подавать с 12 июня», то можно будет выпустить в июне 15 машин (считая от начала заказа).

Помощник начальника УММ Г.Г. Бокис, начинавший терять терпение в ожидании реальных боевых машин, предупредил директора завода Отса о необходимости замены всех сырых башен Т-28 с калеными корпусами кондиционными: «В противном случае машины Т-28 приняты не будут. Сырые же башни могут быть только на машинах с сырыми же корпусами». Наличие машин с «сырыми» корпусами и башнями обуславливалось серьезными затруднениями, с которыми столкнулся Ижорский завод в процессе производства «цементованной» 20-мм брони.

Кроме того, Г.Г. Бокис, направленный 8 июня УММ в командировку на завод, имел с собой памятку: «На всех башнях Т-28 должны быть сделаны вертлюги для установки в них пулемета, стреляющего назад, а также переделаны защелки люков для стрельбы из нагана в соответствии с подобными переделками на Т-26». Дирекция завода 9 июня решила выполнять отверстие для стрельбы из пулемета назад с девятой главной башни.

13 июня по личному предложению 1-го секретаря Ленинградского обкома и горкома ВКП(б) СМ. Кирова состоялось совещание объединенного секретариата ВКП(б) по вопросу выполнения танковой программы. Ход работ был взят под жесткий контроль со стороны органов власти и партийного руководства. В частности, директорам заводов предписывалось докладывать в горком партии о выполнении программы каждые 5 дней, а для координации работы между большим количеством заводов решили организовать в городе работу Танкового бюро. По распоряжению Кирова на «Красный Путиловец» перевели несколько опытных мастеров и передали часть оборудования с других заводов.

Однако ситуация с качеством новых серийных боевых машин продолжала оставаться сложной. Из-за непоставки танковых радиостанций 71-ТК Бокис вынужден был разрешить не монтировать их на три учебных танка Т-28, сдаваемые в счет плана июня.

Кроме того, постоянно возникали новые требования к конструкции танков. Так, 19 июня УММ поручило заводу «Красный Путиловец» подготовить съемные шпоры на траки гусениц или специальные траки со шпорами для движения Т-28 в зимних условиях. На совещании 24 июня «Красный Путиловец» обязали также изменить колпак над вентилятором и усилить днище танка. Но и без того до середины сентября специалисты ОКМО и «Красного Путиловца» внесли в конструкцию танка около 600 изменений.

К середине июня на танке смонтировали первый образец штатной 76-мм танковой пушки обр. 1927/52 г. (76-мм полковая пушка с укороченным до 500 мм откатом и усиленными с 5 мм до 8 мм стенками салазок). Чертежи установки с подъемным механизмом, масочным устройством и ножным спуском были разработаны заводом им. Ворошилова (ОКМО). Перед НИАПом ставилась задача в кратчайший срок провести испытания установки на прочность и удобство облуживания, причем с обеспечением особых мер предосторожности и контроля за состоянием рамки и маски, так как качество материала (стального литья) вызывало сомнение.

Намерения и реальность

20 июня замнаркома тяжелой промышленности И.П. Павлуновский утвердил план сдачи Т-28 на 1933 г.: июнь – 6 ед., июль – 8 ед., август -12 ед., сентябрь -16 ед., октябрь -16 ед., ноябрь -16 ед., декабрь – 16 ед.; всего – 90 машин. При этом предусматривалась сдача шести «июньских» машин «с не калеными корпусами и башнями».

К первым серьезным испытаниям Т-28 приступили только во второй половине июня 1933 г. 21-22 июня, впервые после Первомайского парада, состоялся пробег танка по маршруту протяженностью 90,9 км: завод «Красный Путиловец» – Красное Село – Петергоф – завод «Красный Путиловец». Машина вышла в пробег без большой башни, вооружения и боекомплекта. Загрузку балластом для доведения массы до штатных значений не производили. По шоссе было пройдено 88 км, по пересеченной местности – 2,9 км. Средняя скорость по шоссе составила 18 км/ч.

Во время пробега сделали одиннадцать остановок продолжительностью от 10 до 25 мин для осмотра машины, ожидания следующего сзади танка Т-26 и отдыха. Одна остановка продолжительностью 3 ч 28 мин потребовалась для замены валика, соединяющего первичную передачу вентилятора со вторичной (сорвались диски соединения и погнулись лапки валика). Недалеко от завода отказало динамо.

Во время пробега 95% пути танк двигался на 3-й скорости. Максимальный безостановочный пробег состоялся на участке шоссе от Петергофа до Привала1 продолжительностью в один час, за который было пройдено 21 км.

В ходе пробега преодолели следующие препятствия: канаву шириной 2 м и глубиной 500 мм, наполненную водой; короткий 20°-ный подъем; прошли по пересеченной местности, покрытой буфами, кочками; перелезли ствол дерева диаметром 300 мм.

На испытаниях в период с 21 июня по 17 июля была задействована одна машина, выполнившая девять пробегов. Остальные десять машин, участвовавших в Первомайских парадах, все еще находились «в исправлении и доделке», а одна – на полигоне, для отстрела вооружения.

При проведении четвертого пробега по маршруту «завод – Красное Село» машина на завод не возвращалась и находилась в Красногородском лагере им. Фрунзе Ленинградских бронетанковых курсов усовершенствования и переподготовки комсостава (ЛБТ КУКС), где демонстрировалась командному составу РККА ЛВО.

В показательном строевом наступлении танковых частей Т-28 продемонстрировал высокую скорость движения по пересеченной местности -18 км/ч на 3-й скорости. Перед его экипажем была поставлена задача «выйдя позднее Т-26 на интервал 500 м, обогнать и придти к конечному пункту находящемуся на расстоянии 4 км, первым, со взятием препятствий: уширенный окоп (ширина 5 м, глубина 2,5 м) и эскарп (высота 1,5 м, земляной)». Причем Т-28, первоначально отставая от Т-26 на 300 м, легко взял все препятствия, обогнал конкурентов и завершил задание вдвое раньше Т-26.

К шестому пробегу на Т-28 установили новые тормозные ленты и большую башню, правда, без вооружения. Догрузка балластом машины до приведения к полной боевой массе также не производилась. Все последующие испытания танк выполнял в такой комплектации.

Последний в этой серии испытаний девятый пробег протяженностью 148,6 км проходил по маршруту «завод – Новая Деревня – дер. Верх-Кузмино – Детское Село – Славянка – Ям-Ижора – Тосно – дер. Ушаки, обратно по Московскому шоссе до Ям-Ижоры, Ленинград (через Московские ворота) – завод».

В отчете приводится краткое описание пробега:

«…По всему маршруту пройдено по шоссе 145,6 км и по лугу с большим кустарником 5 км. Обошли в обход два моста: первый у Новой Деревни и второй у дер. Верх-Кузмино. У первого перешли канаву прошли по оврагу и поднялись на насыпь с подъемом 55-40° длиной 9 м. В момент подъема (на самом краю) в зацеплении с почвой осталась половина гусеницы, передняя часть приподнялась вверх, так что вес машины приходился на три пары катков. Опустились на дорогу легко.

У второго моста спустились по крутому спуску, прошли неглубокий брод и поднялись на насыпь к шоссе. Длина подъема 20 м, крутизна 50-45°. Глубина рва 6 м. Препятствие прошли на замедленной скорости очень легко. Прошли Пулковский подъем по шоссе, не переходя на низшую скорость. Длина подъема 5 км. Максимальная скорость на шоссе 52,4 км/ч.

…Шли больше по обочине шоссе, с максимальной скоростью 50 км/ч. Наибольшее движение без остановки 1 ч 17 мин.

…Выводы:

1. Конструкция коллектора, его крепления не пригодно.
2. Двигатель с машины снять и направить в переборку…».

Аварию выхлопной системы старший военпред по результатам пробега признал наиболее существенной. К тому же на танке №1 были выявлены: чрезмерно быстрое разрушение резины катков нижних тележек, срыв болтов крепления амортизатора шестой нижней тележки правой стороны и незначительное погнутие стакана подвески пятой нижней тележки правой стороны, поломка вилки переключения 1-й и 2-й скоростей в коробке передач, сильный износ зубьев на шестернях подвижной каретки и промежуточном валике для 1-й и 2-й скоростей.

В день окончания последнего пробега, 17 июля, была подана «Сводка данных по Т-28 (серийный)»:

Боевая масса-24 т
Максимальная скорость – 36,6 км/ч
Двигатель – М-17,500 л.с.
Вооружение:
– 76,2-мм пушка -1 шт.
– пулемет ДТ- 3 шт.
Боекомплект:
– снаряды 76 мм-73 шт.
– патронов к ДТ – 12600 шт.
Броня:
– лобовая – 30 мм
– бортовая – 20 мм
– крыша и днище -10 и 8 мм.
Клиренс – 535 мм
Преодолеваемые препятствия:
– вертикальная стенка – 850 мм
– ров- 3300 мм
– брод-1000
– подъем – 45°
Габариты:
– длина-7400 мм
– ширина- 2750 мм
– высота – 2600 мм
Запас горючего – 700 л.
Радиус действия -180 км.
Команда: 6 чел.

Читать:  Мониторы типа "Шквал"

В докладе Наркомвоенмора К.Е. Ворошилова председателю Комиссии обороны В.М. Молотову «О системе танкового вооружения на вторую пятилетку» от 16 июля 1933 г. указывалось, что в «Танковом резерве Главного командования» уже имеется 14 танков Т-28 и Т-35. В том же докладе вновь принятые на вооружение РККА танки сравнивались с зарубежными, о танках РГК говорилось:

«…г) танк качественного усиления Т-28 значительно превосходит средний танк Виккерса по мощности мотора, скорости, вооружению и лучшим качеством ходовых частей;

д) мощный танк особого назначения Т-55, не имеющий себе равного за границей, значительно превосходит французский танк ЗС по скорости хода и качествам ходовых частей… Таким образом, сравнение существующих типов танков созданных за 1-ую пятилетку с соответствующими типами заграничных конструкции показывает, что по конструкции боевых машин Советский Союз, благодаря наличию машин Т-26, ВТ, Т-11, Т-28, Т-55, ПТ-1, Т-54 выдвигается на первое место в мире… С целью последующей замены существующих на производстве типов танков на более совершенные конструкции утвердить следующее направление конструкторских работ:

…в) совершенствовать танк Т-28 путем постановки его на колесно-гусеничный ход, и на производство этой модели танка перейти в 1956 г.» К последнему требованию нам еще предстоит вернуться, пока же взглянем подробнее на состояние дел на тот момент.

11 августа 1933 г. танк Т-28 был принят на вооружение мотомеханизированных войск РККА. Постановление СТО №71сс/о от 13 августа 1933 г. «О системе танкового вооружения РККА» гласило:

«…Утвердить, в соответствии с этим на первую половину пятилетки сохранение в производстве следующих типов боевых машин:

а) Т-57 – в качестве разведывательного танка;
б) Т-26 – в качестве общевойскового танка;
в) ВТ-в качестве оперативного танка;
г) Т-28 – в качестве танка качественного усиления TPFK;
д) Т-55 – в качестве мощного танка особого назначения».

«Машина №1 – сдана военной приемке и передана заводу для испытания. Двигатель сдан на завод №47 для разборки и ремонта после 900 км пробега.
Машина №2 – подготовлена к отправке на НИАП для вторичного обстрела.
Машина №5 и 4 – сданы и отправлены в часть.
Машина №5 – в исправлении дефектов. Ставится вооружение.
Машина №6 – сдана УММ.
Машина №7 – сдана по обкатке. Устанавливается вооружение.
Машина №8 – коробка скоростей в ремонте на заводе «Красный Октябрь». Подлежит сдачи обкаткой.
Машина №9 – подготавливается под сдачу ходовой части.
Машина №10 – сдана обкаткой, ставится вооружение.
Машины №№ 11 и 12- подготавливаются к обкатке.
Машины №№ 15, 14 – в сборке, опущены на нижние катки.
Машина №15- будет опущена на нижние катки 22 августа.
Машина №16- корпус в расточке.
Машина №17 – корпус прибыл 19 августа. На разметке».

Не решили и ряд конструктивных вопросов. ОКМО, например, до начала сентября не передал чертежи башни Т-28 «с вооружением и пулеметной установкой в хвосте для стрельбы назад», с трудом успел к середине августа передать чертежи установки приборов дымопуска ДТП-2.

При этом спецсектор Главного управления автотракторной промышленности (ГУАТП) уже планировал дублирование производства Т-28 на только что созданном Челябинском тракторном заводе (ЧТЗ). Уже 17 августа спецотдел ЧТЗ просил ГУАТП «…в срочном порядке переслать… новые чертежи Т-28 в 3-х экземплярах и ведомость внесенных изменений».

8 сентября бюро горкома ВКП(б) созвало еще одно совещание с повесткой «О выполнении программы по Т-26 и Т-28». На нем утвердили детальный график подачи узлов к танкам всеми заводами. Предприятия, участвующие в производстве танков, должны были обеспечиваться сталью в первую очередь, на ряде заводов в качестве «временной меры» допускались сверхурочные работы, категорически запрещались всякие мобилизации рабочей силы на работы, не связанные с танковым производством. Последнее требование вынудило прибегать к особым мерам – даже Ленинград испытывал острый дефицит в квалифицированных кадрах.

Ситуация обостряется

19-20 сентября в районе Лигово, Пулково, Детское Село и Гатчина испытывались два Т-28, оборудованные танковыми радиостанциями 71-ТК (танковая радиостанция была разработана в 1932 г. в НИИ связи Красной Армии). Антенное устройство радиостанции состояло: «…из поручневой антенны, установленной на текстолитовых стойках и штыревой антенны, крепящейся через проходной текстолитовый антенный изолятор. Штыревая антенна из 2-х колен по 1,5 м каждый из стали «Серебрянка». Связь между двумя машинами проверялась на стоянке и на ходу. Согласно акту испытаний: «…Может поддерживаться надежная связь телефоном в любое время суток на следующих дистанциях: Положение III (на ходу обеих машин) – 20 км. Положение II (на месте при работающих моторах) – 22,5 км. Положение I (на месте без работающих моторов) – 27 км». Провести 21 сентября испытания на Т-28 радиостанции 72-ТК с переговорным устройством системы «Сафар» не удалось из-за неисправности электропроводки машины.

Между тем, вопрос монтажа и работы в башне орудийной установки и радиостанции имел значение не только для программы Т-28 – по его образцу на ХПЗ должны были изготавливать главную башню тяжелого Т-35.

По мнению военпредов на заводе «Красный Путиловец», на сентябрь «в машине имеется целый ряд существенных недостатков». В общем повторялись уже озвученные претензии: разрушения первичной передачи, низкое качество изготовления коробки скоростей, крепление коллектора выхлопной системы двигателя, большое усилие на рычагах управления, недостаточный комплект и неудачное расположение контрольных приборов механика-водителя, спадание резиновых бандажей опорных катков и т.д.

Мнение военпредов и представителей УММ о перспективах выполнения программы резко ухудшилось. «Необходимо вмешательство более авторитетных органов» – предупредили они в своем рапорте. Последовало письмо в Особый отдел ГПУ по Ленинградскому военному округу:

«За последнее время на сборке машин Т-28 во 2-ом Механосборочном цеху завода «Красный Путиловец» участились случаи небрежного отношения, а иногда даже преступного отношения со стороны рабочих, бригадиров и мастеров к собираемым ими агрегатам деталей, например: на машине Т-28 №15… при монтаже маслопроводной системы была оставлена в трубке маслопровода комок концов (тряпка для обтирки рук). Этой же бригадой немного ранее при пайке маслопроводной трубки был оставлен кусок припоя в трубке. Оба случая во время монтажа на машине были никем не замечены и во время испытания в пробеге привели к аварии машин. В ночь 9-го на 10-е сентября 1933 г. машина Т-28 №10 была отправлена для испытания радиостанции, на 13 км машина встала, при осмотре было установлено, что машина была отправлена без масла в коробке скоростей, в результате чего коробка скоростей пришла в негодность и заменена новой… По механической обработке деталей 33-15 (стакан нижней подвески) второй месяц идет брак по металлу, из-за неправильного технологического процесса при литье… Между тем администрация цеха и Спецотдел №2 все время ведут переговоры с тем, чтобы допустить эту деталь к постановке… Довожу об этом до Вашего сведения, прошу предпринять меры к расследованию виновников и привлечь их к ответственности, т.к. существующее положение в цеху безответственности не гарантирует выпуска машин и грозит срывом заданий Партии и Правительства. Ст. военпред УММ РККА Котляров».

27 сентября заместитель директора и главный конструктор Опытного завода Спецмаштреста (так после реорганизации стал именоваться ОКМО) С.А. Гинзбург направил в НКТП объяснительную записку с предложениями по выправлению ситуации:

«§1. – По освоению конструкции Т-28.

1. Возложить на «Красный Путиловец» полную ответственность за руководство по освоению производством и конструкции Т-28, передав ему с Опытного завода все чертежи и материалы.
2. Обязать завод «Красный Путиловец» немедленно укомплектовать КБ механического цеха №2 до 25 человек (против 12 человек, имеющихся на сегодняшний день).

§2. По организации производства.

1. Создать должность помощника начальника мех. цеха №2 по производству машин Т-28, подчинив ему все вопросы Т-28… Выдвинуть на эту работу тов. Джигит.
2. Назначить инженера коммуниста в качестве начальника сборки Т-28. Как кандидат на эту должность, может быть, выдвинут тов. Ермилов с завода им. Ворошилова…

§3. Об улучшении качества продукции.

1. Обязать все кооперированные заводы проработать и закрепить технологический процесс на детали агрегатов, утвержденных УММ…
4. Прекратить всякую приемку деталей на кооперированных заводах, обработанных не по чертежам (например: коллектора выхлопа на 7-м заводе)».

«Красный Путиловец» вновь «удвоил усилия». Для сопровождения выпуска танков на заводе образовано СКБ-2, куда перевели ряд специалистов из ОКМО, в частности участника разработки Т-28 О.М. Иванова, который 25 декабря 1933 г. был назначен начальником конструкторской группы.

19 октября начальник 2-го (танкового) отдела 3-го управления УММ Свиридов докладывал своему руководству:

«…О состоянии производства Т-28:

1. В настоящее время, начиная с 1-го номера машины Т-28, прошли пробег 22 машины, из которых 5 машины сданы в части (№№ 5, 4 и 6). Таким образом, на заводе находятся в различных стадиях оборудования 19 машин.
2. …в различных стадиях установки вооружения из 19-ти машин находятся 15 машин.
5. Из числа 19 машин радиооборудование установлено на 6-ти машинах и на 2-х происходит монтаж…
4. На завод пришло 50 корпусов, начиная с 1-го номера, при чем из них 22 корпуса имеются в виде обкатанных машин, 4 корпуса в различных стадиях монтажа и 4 корпуса стоят неиспользованными.
5. Основной задержкой к выпуску машин Т-28 являются работы по установке вооружения, внутреннего оборудования и установке радиостанций… По-видимому часть машин из 20-ти к 1-му числу радиостанций иметь не будет.
6. В целом производство машин Т-28 требует коренной перестройки организации сборки машин, так как существующий порядок кустарной сборки не сможет обеспечить намеченной программы выпуска машин до конца года…».

О проблемах организации сборки свидетельствует, например, сообщение старшего военпреда Котлярова «о имевшем место случае обнаружения И октября в коробке скоростей Т-28 №157 посторонних предметов».

2-е управление УММ писало по этому поводу: «Положение обнаруженного болта предполагает не случайное его попадание, так как это не первый случай обнаружения посторонних предметов в ответственных агрегатах машины, то отсюда можно предполагать систему вредительства». Напряжение нарастало.

22 ноября директор завода Отс докладывал уполномоченному НКТП по Ленобласти Пылаеву: «Результаты работы кооперированных заводов за октябрь и первые две декады ноября сорвали ноябрьский план выпуска машин и поставили под серьезнейшую угрозу выполнение годовой программы».

Еще одна «парадная» партия

26 августа начальник УММ Халепский писал директору завода: «Ставлю Вас в известность, что партия и правительство потребуют на Московский парад 7 ноября не менее 40 машин Т-28. Практика показала, что к этому вопросу нужно готовиться заблаговременно. Нужно, чтобы не позднее 10 октября 40 танков Т-28 были уже сданы войскам с целью подготовки командного и водительского состава».

Главное Военно-Мобилизационное управление НКТП в приказе от 26 августа за N-30 указало вдвое меньшее число, обязав директора завода Отса под личную ответственность подготовить к Октябрьскому параду 20 танков Т-28 «с тем, чтобы не позднее 1 октября машины были в полной боевой готовности».

Для 1933 г. демонстрация «танковой мощи» РККА на параде отнюдь не была формальным стремлением «успеть к дате». С одной стороны, в Германии утверждали свою власть нацисты, с другой, готовилось дипломатическое признание СССР со стороны США – «предупредить» одних и «подтолкнуть» других было не лишним. Начальник 3-го управления УММ И.А. Лебедев, командируя 7 октября в Ленинград начальника танкового отдела В.Д. Свиридова, поручал ему:

«…Провести полное наблюдение за подготовкой машин Т-28 к параду и немедленно отправить одну машину Т-28 в Москву (ст. Люблино) для показа пленуму Реввоенсовета. Машина должна быть в Москве не позднее 15-16 октября. На машине должна быть поставлена радиостанция 71-ТК. Имейте ввиду что на параде в Москве должно быть не менее 20-ти Т-28, официальная цифра – 30 машин…

4. Прослушайте моторы, коробки скоростей и бортовые передачи на заводе им. Ворошилова. Там опять возникает конфликт в связи с отказом наших военпредов принимать указанные агрегаты с шумом… не требуйте от завода того, что на сегодняшний день они не в состоянии выполнить по условиям технического их оборудования….

6. Обязательно побывайте на заводе «Красный Октябрь». Там очень неважно идет дело с коробками».

Т-28 все же прошли по Красной площади 7 ноября с экипажами от ЛБТ КУКС. «В целях использования опыта и подведения итогов по эксплуатации танка Т-28 за время поездки особого батальона в Москву» временный начальник курсов М.Ф. Вяземский провел однодневную конференцию участников парада. По ее итогам он 26 ноября направил начальнику 2-го управления УММ перечень замечаний и предложений по исправлению «недостатков, как конструктивного порядка, усложняющих уход за машиной и ее обслуживание, так и дефектов производственного порядка, снижающих качества машины». Список составил 64 пункта, включая следующие:

«1. Привод к стартеру сделать не из троса, а провести тяги, т.к. трос быстро вытягивается, а возможности укорачивания его незначительны…
5. Облегчить пуск двигателя дублированием воздушного самопуска…
8. Соединение глушителя с выхлопным коллекторам вынести наружу…
21. Сделать жалюзи над радиаторами, дабы в зимнее время можно было регулировать приток холодного воздуха…
21. Провода электрические окрасить в разные цвета, чтобы легче можно было бы разобраться в проводке…
30. Все тяги должны иметь стяжные муфты в боевом отделении…
31. Под пробками бортовых передач сделать люки для слива отработавшего масла и заправки ее…
34. Усовершенствовать запоры дверец ящиков для инструмента, так как они на ходу обычно открываются…
42. Сделать все сиденья в боевом отделении откидывающими для лучшего доступа…
46. Необходимо стандартизировать детали (обеспечить взаимозаменяемость)…».

16 танков Т-28 из числа тех, что прошли на параде 7 ноября, указанием УММ РККА от 9 ноября 1933 г. за №159519 были переданы во 2-й танковый полк. Комполка Арефьев 26 ноября запросил у директора «Красного Путиловца» рабочих и запчасти для исправления выявленных в танках дефектов.

Баланс на конец года

Несмотря на указанные дефекты конструкции и нерешенные технологические проблемы, «Красному Путиловцу» уже задали составить технические условия на приемку танка, кроме того, в рамках подготовки к выполнению программы 1934 г завод должен был изготовить эталонные машины. Еще 23 октября управляющий Спецмаштрестом Нейман писал директору завода Отсу: «В отношении Т-28 УММ требует изготовления эталона машины Т-28 с электрооборудованием, радиоустановкой, полным вооружением, укладкой инструмента и принадлежностей и шанцевого инструмента».

На совещании руководства «Красного Путиловца» с заместителем начальника УММ Г.Г. Бокисом и заместителем начальника УУ НТКП Абрамовым 2 декабря 1933 г. было принято решение: «…«Красный Путиловец» обязуется:

а) к 51 декабря укомплектовать сданные Наркомвоенмору машины полностью запчастями, получаемыми с кооперированных заводов, а именно: по гл. фрикциону первичной и
вторичной передаче, приводу вентилятора и коробке скоростей.

б) К15 декабря привести в полный порядок сданные и находящиеся в Стрельне машины.

На основании вышеизложенных принятых заводом обязательств УММ считает все 25 машин с №1 по №25 окончательно принятыми на 1 декабря 1955 г. и подлежащими отправке во 2-й полк».

Таким образом, из заказанных РККА на 1933 год 90 Т-28 был сдан и передан в войска только 41 танк, т.е. около 45% от плана.

Несмотря на это, на совещании спецсектора Главмашпрома 16 ноября 1933 г. в качестве «ориентировочной» для завода «Красный Путиловец» на 1934 год была принята программа выпуска 100 танков Т-28. Для обеспечения танковой программы промышленности на 1934 г. был выдан заказ на выпуск 250 шт. 76,2-мм пушек, из них: 125 шт. обр.1927/32 г. для вооружения танков Т-35, Т-28 и Т-26 и 125 шт. полуавтоматических пушек конструкции ГШ. Сячинтова для вооружения танков тех же марок. Подключались и новые поставщики. К примеру, в 1934 г. танки должны были снабжаться часами «самолетного типа» со светящимися стрелками и циферблатом, и поставлять их должно было УВВС РККА.

29 ноября 1933 г. начальник УММ И А Халепский в письме наркому тяжелой промышленности ГК. Орджоникидзе отмечал: «Выполнение танковой программы 1955 г. проходит с колоссальным напряжением и большими трудностями.

Многие детали изготавливаются полукустарным способом из-за необеспеченности заводов всем необходимым оборудованием и главным образом, соответствующим специальным инструментом, приспособлениями и штампами…

Изготовление брони проходило в производстве без достаточно разработанных технологических процессов, без достаточной проверки на отдельных участках правильности соблюдения технологического процесса, особенно по линии термической обработки, правильного подбора электродов, правильной резки и сварки брони и т.д.

Термические печи не обеспечены такими необходимыми приборами, как пирометры, отсюда во многих случаях температура печей определяется не точно, как это требуется для производства брони, а приблизительно.

До настоящего времени не создан специальный научно-исследовательский орган по броневому делу, который бы имел оборудованную, по последнему слову современной техники,
лабораторию и опытный цех, для производства всех опытов с броней.

Для обеспечения нормальной работы по танковому производству на 1954 г. считал бы необходимым внести на Ваше утверждение следующие свои основные предложения:

…14. Закончить проект и начать постройку в 1954 г. специального дизельного цеха на КПЗ для обеспечения танков ВТ, Т-28, Т-55 мощными дизельмоторами….»

Отметим реакцию НКТП на проблемы броневого дела. В первых числах декабря 1933 г. нарком Г.К. Орджоникидзе подписал Приказ №226:

«1. В целях обеспечения производства как танковой, так и других назначений брони и в целях проведения изысканий по новым видам брони и составления производственных инструкций, направленных к более быстрому внедрению их в заводском масштабе – организовать Броневой Совет.

2. Возложить на Броневой Совет руководство как постоянной научно-исследовательскими работами в соответствующих институтах и лабораториях, так, равным образом, и контроль за проведением производственных инструкций по изготовлению принятых типов брони на заводах.

3. Назначить Председателем Броневого Совета моего заместителя т. Павлуновского…».

Приказ №235 по НКТП от 23 декабря 1933 г. подвел не слишком утешительные итоги первого года серийного выпуска танка Т-28:

«Завод «Красный Путиловец» не освоил в 1933 г. производства машин Т-28 в количественном и особенно в качественном отношениях, вследствие сложной и некачественной производственной кооперации по основным узлам машины, отсутствия надлежаще разработанного и подготовленного технологического процесса механической обработки и сборки, как на самом «Красном Путиловце», так и особенно на заводе «Красный Октябрь» и им. Ворошилова и недоработанности конструкции в некоторых ответственных узлах машины.

Для обеспечения выпуска в 1934 г. вполне качественных машин завода «Красный Путиловец», ПРИКАЗЫВАЮ:

1. Изъять производство узлов Т-28 с завода «Красный Октябрь» (коробка скоростей и поворотные механизмы башен) и им. Ворошилова (главный фрикцион, привод вентилятора,
рычаги управления) и сосредоточить на заводе «Красный Путиловец» в механосборочном цехе №2.

2. Для выполнения заводом «Красный Путиловец» программы по Т-28, специализировать на этом производстве механосборочный цех №2.

3. Обязать директора завода т. Отс:

а) Обеспечить разработку полного технологического процесса на изготовление отдельных агрегатов по механической обработке и сборке к 15 марта 1954 г.

…б) Организовать к 25 декабря 1955 г. специальное конструкторское бюро по танковому производству за счет выделения соответствующих конструкторских групп из общетехнического отдела завода и конструкторского бюро механосборочного цеха №5, для систематической работы над дальнейшим улучшением машины.

в) Немедленно создать заводскую авторитетную комиссию из специалистов танкового дела как завода «Красный Путиловец», так и Опытного завода ОКМО для изучения одновременно двух машин на продолжительность службы.

Испытания машин закончить к 1 марта 1954 г.

4. ГВМУ в плане 1954 г. обеспечить завод «Красный Путиловец» финансированием работ, перечисленных в §5, в размере 1.500.000 руб.

5. ИНО НКТП предоставить заводу «Красный Путиловец» средства для приобретения 12 штук импортных специальных станков по спецификации завода.

6. Сектору оборудования НКТП обеспечить реконструкцию танкового производства на Кр.Путиловце станками, в количестве 52 единиц, по спецификации завода».

Ситуацию старались исправить вполне рациональными методами – «нажимать и помогать». Самому же танку Т-28, уже принятому на вооружение, еще предстояло преодолеть череду «детских болезней» в конструктивном и производственном отношении.

0 0 голоса
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии