Станислав Курилов - один в океане – Военное оружие и армии Мира
Loading Posts...

Станислав Курилов – один в океане

В декабре далекого 1974 года радиостанция «Голос Америки», пробившись через трескотню настырных глушилок, преподнесла советским слушателям новость, показавшуюся невероятной. Ленинградец Станислав Курилов поздним вечером прыгнул в океан с борта туристского лайнера «Советский Союз», совершавшего круиз из Владивостока к экватору без захода в иностранные порты (круиз под названием «Из зимы в лето»). Без еды, воды и компаса, он за трое суток проплыл по океану, кишащему акулами, сто километров до филиппинского острова Сиаргао.

Крест на мечте

Официальные советские СМИ «не заметили» сенсационную новость, но благодаря «вражьим голосам» вскоре стали известны причины и подробности этого фантастического заплыва.

Оказалось, что океанограф по профессии и романтик по призванию Станислав Курилов, с детства грезивший о дальних странах, в начале 1974 года был объявлен «невыездным».

До этого он неоднократно обращался к властям с просьбой разрешить ему совершить кругосветное путешествие. Ответ всегда был один и тот же: «В обстановке жесткой политической конфронтации с капиталистическими странами такая акция считается нежелательной!» Это означало, что на мечте Станислава увидеть мир поставлен жирный крест. Начало семидесятых годов прошлого века было отмечено яростной борьбой советских властей с инакомыслящими и диссидентами. Многие из них оказались в тюрьмах и психушках либо были выдворены из страны.

В обстановке глубокого застоя стена «кремлевской кладки», отделявшая «одну шестую» от остального мира, казалась неприступной. За нее удавалось вырваться лишь отдельным категориям советских граждан: дипломатам, артистам, морякам торгового флота, спортсменам и представителям официальных делегации, прошедших тщательную проверку в КГБ.

Единственный шанс

В сентябре 1974 года Станислав Курилов прочел в газете «Вечерний Ленинград», что владивостокская туристическая фирма предлагает отправиться в круиз к экватору на комфортабельном океанском лайнере «Советский Союз».

Поскольку заходы в и н остра иные порты не планировались, виза для такого вояжа не требовалась. Станислав понял, что это, возможно, единственный шанс бежать из страны развитого социализма. Впоследствии в дневнике он так описал свои эмоции: «Во мне проснулась бешеная радость. Я побываю в тропиках! Мне предлагают билет на другую планету. Я сразу понял, что его нужно брать только в одну сторону. Ни о каком возвращении не может быть и речи. Мне нельзя показывать тропики. Я чувствовал себя диким зверем, которого собрались в последний раз повести на цепи в его родные джунгли и затем уже навсегда засадить в клетку… Я не смогу вернуться, я не смогу больше быть рабом на галере!»

Читать:  Владимир Артемьев - конструктор ракетной техники

Ценная находка

Станислав приобрел билет и восьмого декабря 1974 года взошел на борт «Советского Союза». Компанию ему составили тысяча двести советских туристов. Через трое суток они уже беззаботно плескались в бассейне, загорали под ласковым тропическим солнышком и перебрасывались шутками. Окончательное решение о побеге Станислав принял, когда на второй день круиза нашел на палубе карту, неосторожно оставленную кем-то из экипажа. На ней был отмечен маршрут океанского лайнера.

Изучив его, он понял, что самым благоприятным моментом для побега будет тот, когда лайнер приблизится на пять километров к берегам Филиппин. Это была плевая дистанция для беглеца.

Курилов знал, что там в это время шла яростная гражданская война. Сепаратисты вели кровопролитные бои с регулярными войсками Филиппин. Но даже перспектива оказаться в военной мясорубке не испугала ленинградского океанографа. Как не испугали его акулы и прибрежные рифы, которые также таили в себе смертельную опасность. Океанская волна могла разбить тело смельчака об острые скалы. Но азарт, желание осуществить свою мечту и здоровый авантюризм победили страх неизвестности.

Помогли марафонские заплывы

В последние часы перед прыжком, когда другие туристы танцевали под звуки оркестра, Станислав мысленно перелистывал страницы своей биографии. Он родился в 1936 году в Семипалатинске, расположенном вдали от морских просторов, но с раннего детства мечтал о море и далеких путешествиях. Его любимым героем на долгие годы стал Робинзон Крузо. Плавать будущий беглец научился в бассейне пионерского лагеря.

Попытка поступить в ленинградское мореходное училище завершилась фиаско – Славу забраковали медики, обнаружив у парня близорукость. Но упрямый Курилов не сдался на волю обстоятельств и стал студентом ленинградского Гидрометеорологического института. Учился будущий океанограф с огромным рвением. Увлекался подводным и марафонским плаванием, гимнастикой и запрещенной тогда йогой. Научился управлять своими эмоциями и несколько дней проводить без пищи, регулярно участвовал в марафонских заплывах. Все это пригодилось в дальнейшем – в ходе беспримерного заплыва.

Читать:  Элефтериос Венизелос привел Грецию к расколу

Ни с кем не делился планами

После получения диплома Слава работал по специальности. В шестидесятых годах участвовал в испытаниях подводного аппарата «Черномор» под Геленджиком. Поражал коллег необыкновенной работоспособностью и заряженностью на результат. Знал наизусть все книги знаменитого француза Жака-Ива Кусто и мечтал поработать в его команде. Надежда на это забрезжила, когда покоритель глубин Кусто пригласил советскую делегацию во Францию, но власти наложили запрет на поездку ученых, что повергло Курилова в шок. Несколько дней он ходил, как потерянный, и проклинал «родное Политбюро». Однако вопреки обстоятельствам продолжал совершенствовать свое профессиональное мастерство, ежедневно проплывал десять километров, штудировал учебник английского языка и упрямо ждал своего шанса покинуть Страну Советов. О своих планах никого не ставил в известность, понимая, что любое неосторожное слово могло перечеркнуть его путь к осуществлению мечты.

Шаг в неизвестность

Вечером 13 декабря 1974 года он пробрался на корму, скинул одежду, глубоко вздохнул и прыгнул в теплые воды Тихого океана. Впоследствии Слава признавался, что перед прыжком он явственно слышал голос неведомого искусителя, который шептал: «Решайся, это твой единственный шанс. Разве ты не мечтал побывать в тропиках? Разве ты не восхищался дерзкими побегами из тюрем? Разве не завидовал искателям приключений, не хотел оказаться на их месте – на волосок от гибели, на тонущем судне, в открытом океане! Беги и испытай все сам! Ты будешь смотреть в лицо смерти и узнаешь сокровенные секреты жизни. Ты постигнешь таинство действия, ты преодолеешь все трудности, ты станешь мудрым и сильным – разве этим все не окупится? Я покажу тебе красоту настоящего мира, красоту мгновенья без прошлого и будущего! Прыгай и плыви – это твой тайный знак судьбы!»

В этот момент Станислав попросил у Всевышнего удачи и сделал свой первый шаг в неизвестность. Самым трудным оказалось избежать страшных лопастей судового винта. Чудом вырвавшись из воронки, одинокий пловец взял курс на запад. Ориентировался по звездам. Иногда позволял себе короткие передышки. Из книг легендарного Кусто знал: акул привлекают те пловцы, которые испытывают панику и страх. Поэтому представил себя обитателем океанских вод и как бы слился со стихией.

Читать:  И на войне есть звезды

Но он не мог предположить, что капитан изменит курс, и лайнер пройдет не в пяти километрах от Филиппин, а отклонится от желанного берега на сто километров. Но это обстоятельство не смутило Курилова, да и выбора у него не было. Поэтому он упрямо плыл и плыл, с каждым взмахом рук приближаясь к земле.

Приговорили заочно

Только через трое суток вечером обессиленный пловец выбрался на берег филиппинского острова Сиаргао. Все его тело было покрыто фосфоресцирующим планктоном. Местные рыбаки приняли Славу за инопланетянина, но когда он поведал, кто он и откуда, подивились его мужеству, удачливости, выносливости, накормили, обогрели, дали возможность отдохнуть и выспаться, приодели, а затем вызвали представителей властей. Официальные чиновники поначалу отнеслись к беглецу с недоверием и поместили его в тюрьму до «выяснения всех обстоятельств».

В остроге Курилову пришлось очень тяжело. Его заставляли работать, часто подвергали унижениям и плохо кормили. Станислава спасло вмешательство сердобольных сотрудников канадского Красного Креста. Они способствовали эмиграции Курилова в Канаду. Там он получил вид на жительство, а западная пресса посвятила побегу Курилова десятки статей.

В дальнейшем беглец работал по специальности, многократно участвовал в различных экспедициях, повидал мир и чувствовал себя вполне комфортно. Много фотографировал, писал статьи в научные журналы и вел подробный дневник. В Израиле он встретил женщину своей мечты – Елену и женился на ней. В СССР отчаянного пловца заочно приговорили к десяти годам тюрьмы.

К сожалению, судьба не даровала беглецу долгих лет жизни. Трагическая гибель настигла шестидесятидвухлетнего Курилова в 1998 году, в ходе подводных работ на озере Кинерет, по водам которого, согласно Библии, шествовал Иисус Христос.

Вдова Станислава – Елена – в 2004 году издала книгу под названием «Один в океане», созданную на основе дневниковых записей мужа. В предисловии известный писатель Василий Аксенов писал: «Слава Курилов был человеком не премиального, но уникального племени. Всю жизнь такие люди проводят в поисках опасностей, ну, а опасности сами жадно выискивают этот народ. В каком-то смысле Курилов воплощал в себе одновременно и гумилевского читателя, и его же героя, бросающего вызов судьбе!»

5 2 голоса
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
guest
4 комментариев
Старые
Новые Популярные
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Игорь
Игорь
1 месяц назад

Повезло. Ветром или течением прибило.
Куда может плыть трое суток человек без еды и воды. Только дрейфовать. Открытое море это не стоячее озерцо.
Одним словом чудо.

Илья
Илья
1 месяц назад
Ответить на  Игорь

Однако же факт есть факт – он доплыл

рома
рома
1 месяц назад

а с какого вы его героем делаете ? он больной на голову и просто хотел покончить жизнь самоубийством ! но не повезло ,спасли !

Илья
Илья
1 месяц назад
Ответить на  рома

книгу его почитайте, опубликована