Тиран из Тираны. Энвер Ходжа построил страну по рецептам Сталина и Мао Цзэдуна – Военное оружие и армии Мира
Loading Posts...

Тиран из Тираны. Энвер Ходжа построил страну по рецептам Сталина и Мао Цзэдуна

Лидеры социалистического лагеря зачастую правили железной рукой и являлись классическими диктаторами. И это не удивительно: если в стране нет ни оппозиции, ни реальных выборов, ни нормального парламента – руководитель обязательно превращается в вождя. Но албанский лидер Энвер Ходжа даже на этом фоне выделялся своей жесткостью и непримиримостью…

Энвер Ходжа правил Албанией с 1944-го по 1985 год – более сорока лет. В условиях полной изоляции, экономической блокады, перессорившись и с врагами, и с друзьями.

Дитя «албанского Рима»

Отец будущего хозяина страны был торговцем тканями. Он постоянно находился в разъездах и воспитанием мальчика занимался его дядя Хисен Ходжа – националист до мозга костей, жаждущий когда-нибудь увидеть родину свободной. Мать Энвера, родившегося в «албанском Риме» – Гирокастре 16 октября 1908 года, была обычной крестьянкой и особенного влияния на сына не имела.

В 1912 года в Албании провозгласили независимость. В стране зашевелились ставленники различных группировок, финансируемых из-за рубежа. А в 1924 году власть захватил Ахмет Зогу, который затем объявил себя королем.

Энвер Ходжа тем временем набирался ума-разума, учился в начальной школе, а в 1930 году окончил французский лицей. Тогда же его отправили учиться в университет во французский Монпелье. Но вскоре его из университета попросили: критики коммунистического диктатора утверждают, что молодой красивый албанец слишком увлекался вином и женщинами.

Переехав в Париж, Энвер сдружился с лидерами коммунистического движения Франции, но работу не нашел. Вскоре он уехал в Бельгию, где вступил в компартию и устроился работать секретарем в албанское посольство. Однако и здесь ему скоро указали на дверь: по версии историков, он завалил посольство марксистской литературой.

Вскоре Ходжа оказался на родине. Энвер понимал, что сам по себе он вряд ли что-то представляет – оппоненты утверждают, что у него не было никаких талантов, кроме решительности и настойчивости, и поэтому он сделал ставку на коммунистическое движение.

Читать:  Гейнц Гудериан - генерал несостоявшегося третьего рейха

Рыбак рыбака

В 1938 году Ходжа, уже будучи довольно популярным лидером коммунистов, уехал в Москву по линии Коминтерна. Ему очень нравился Сталин, стиль его работы, решительность и твердость советского лидера. В Москве Энвер учился в институте Маркса – Энгельса – Ленина и в Институте иностранных языков. Он активно переводил речи и книги Сталина, Молотова, Вышинского, а в апреле 1938 года впервые встретился с главой СССР, и встреча его потрясла. Энвер понял: это тот человек, на которого он готов молиться. Даже то, что Сталин, как Ходжа, вырос в горах, очень импонировало албанцу.

В 1939 году Албанию оккупировали войска Муссолини. Энвер, прибывший из Москвы, включился в борьбу. В ноябре 1941 года в Тиране была создана Коммунистическая партия Албании: 33-летний Ходжа получил должность заместителя первого секретаря.

Во время войны Ходжа фактически стал руководителем партизанского движения. Чтобы корректировать связь с партизанами, обосновавшимися в горах, он открыл в столице табачный магазин, который был центром подполья. Хотя недоброжелатели утверждают, что Ходжа не столько занимался подпольной деятельностью, сколько контрабандой – он нелегально доставлял из Италии сигареты и продавал их втридорога. За это гитлеровцы хотели его расстрелять, но Ходжа успел сбежать.

К концу войны Ходжа был одним из самых авторитетных участников партизанского движения и признанным коммунистическим лидером. В 1944 году гитлеровцы, оккупировавшие Албанию, были разгромлены. Причем Албания – единственная из оккупированных стран, которая освободилась без помощи как Красной армии, так и союзников. И это было предметом особой гордости Ходжи, который с октября 1944 года стал премьер-министром и одновременно министром иностранных дел во вновь сформированном правительстве.

Крепость в каждом дворе

После окончания Второй мировой войны Ходжа окончательно стал приверженцем Сталина. Он много раз бывал в Москве, гостил на дачах вождя, сдружился с Василием Сталиным, Молотовым, присутствовал на Параде Победы, ездил по стране с дружескими визитами, заверяя «отца народов» в бесконечной преданности и искреннем уважении. Соответственно вела себя и Москва: советские специалисты создали в Албании все, начиная от промышленности и до сельского хозяйства. В 1950 году Албания вступила в СЭВ, а в 1955 году – в Варшавский договор.

Читать:  Галеаццо Чиано - запоздалое подозрение

Но в марте 1953 года Сталин умер, и отношения между Хрущевым и Энвером не сложились. А критику, которую обрушил на Сталина XX съезд, Ходжа проигнорировал.

Вернувшись домой. Ходжа объявил СССР врагом и прекратил с ним всяческие отношения. В разряд недругов попали и другие страны, которые дружили с Советским Союзом, кроме КНДР, Китая и Кубы.

В Албании начались чистки по типу сталинских. По указанию Ходжи репрессиям подверглись более 10 тысяч руководителей компартии и фактически каждый третий албанец. Говорят, после смерти неистового Энвера албанцы, встречаясь друг с другом, прежде всего интересовались: «Ты где сидел?» То, что каждый гражданин страны сидел, не подлежало сомнению.

Каждый год правления Ходжи ознаменовался новым витком паранойи, возведенной в квадрат. В стране запрещалось все, что только можно: мини-юбки, зарубежная музыка, личное имущество, автомобили, еда, произведенная за рубежом.

Албанская пропаганда гордо заявляла, что коммунистическая Албания полностью обеспечила свои потребности в продовольствии, развивает промышленность, электрифицировала большинство сельских районов, искоренила неграмотность и болезни. А на самом деле, страна жила только за счет помощи Китая. А когда Ходжа умудрился поссориться с китайцами, которых тоже объявили ренегатами и предателями делу строительства коммунизма, быстро вернулась в дремучий феодализм. Дошло до того, что Ходжа конституционно закрепил положение, согласно которому Албания объявлялась атеистическим государством. Все церкви, мечети, храмы, обряды были запрещены законом. Священников, совершающих обряды, казнили.

Ходжа поссорился со всем миром и ежедневно ожидал войны. Для того чтобы запутать врага, в городах была запрещена нумерация домов, под запрет попали и железные дороги – чтобы враг не смог свободно перемещаться! Высшей точкой шизофрении коммунистического диктатора было строительство бетонных бункеров – их планировали использовать в качестве наблюдательных пунктов и артиллерийских огневых пунктов. Чтобы качество было на высоте, бетон закупали в Швейцарии, а стальную арматуру в Японии. Всего в стране было построено около 900 тысяч бункеров – каждое из этих сооружений могло спрятать троих албанцев! Страна была переполнена оружием: к концу 1970-х годов на два миллиона жителей имелось около одной тысячи танков, несколько сотен самолетов и вертолетов, почти сотня кораблей и катеров, множество зениток, обычных пушек, громадное количество ДОТов, запасов оружия и боеприпасов.

Читать:  Элмо Зумвалт - реформатор флота

В течение десятилетий албанская тайная полиция «Сигурими» сажала людей по тюрьмам, отправляла на каторгу и исправительные работы. Чтобы искоренить активность внутренней оппозиции, власти прибегали к систематическим «чисткам» – противников режима увольняли с работы, направляли в ссылку и казнили.

Невзирая на нехватку продовольствия, отсутствие элементарных условий для жизни, руководители партии и сам Ходжа жили вполне благополучно. Для руководящего состава страны в Тиране возвели специальный город в городе, где имелись свои магазины, аптеки, стадионы и кафе.

С начала 1980-х годов физическое состояние Знвера Ходжи стало ухудшаться: он пережил несколько инфарктов, и врачи посоветовали ему больше отдыхать. Ходжа передал власть Рамизу Алие, своему преемнику, и отошел от дел. А через месяц после того, как в СССР к власти пришел Горбачев – 11 апреля 1985 года, албанский диктатор скончался.

Но даже спустя 35 лет после его смерти Албания, которая уже давно рассталась с коммунизмом, помнит своего вождя. Да и радикалы революционного движения во всем мире чтут своего «коллегу», который, в отличие от других партийных лидеров, оказался верен однажды избранной идеологии. А то, что страна и ее люди на целые десятилетия были выброшены за борт мирового прогресса, не так важно. Для подлинных коммунистов – идеология важнее, чем люди.

5 1 голос
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии