Здоровье лейтенанта Шмидта – Военное оружие и армии Мира
Loading Posts...

Здоровье лейтенанта Шмидта

Командир восставшего черноморского крейсера «Очаков» лейтенант Петр Шмидт стал одним из самых известных героев революции 1905 года, как ни странно, во многом благодаря роману «Золотой теленок» и экранизации этого литературного произведения. Исполнилось 115 лет со дня его расстрела – 6 (19) марта 1906 года – на острове Березань, но до сих пор историки спорят, кем же был этот человек. Для верноподданных Российской империи и офицерского корпуса царского флота лейтенант Петр Шмидт являлся исключительно преступником, изменившим присяге царю и Отечеству. После свержения самодержавия и до распада СССР лейтенант Петр Шмидт был безусловным героем революции. В Ленинграде даже одну из набережных Невы и мост (ныне Благовещенский) назвали его именем. После 1991 года стали считать, что Петр Петрович Шмидт не был ни политическим преступником, ни героем. А был он, мол, человеком, страдавшим неизлечимым психическим заболеванием. Ну, сумасшедший – что с него возьмешь?

Медицинское заключение

Чтобы объявить человека душевно-больным, необходимо официальное заключение психиатра. Ни один из историков-журналистов современности, заявлявших о заболевании лейтенанта Шмидта, не представил такого заключения. А оно сохранилось в фондах РГА ВМФ и доступно для исследователей. Фонд 417 опись 4: «Медицинское заключение от 5. 02. 1906 г. №91, сделанное на основании приказа медицинского инспектора Севастопольского военного порта» и «Медицинское заключение №480 о состоянии здоровья лейтенанта П.П. Шмидта, списанного с военного транспорта «Иртыш» Тихоокеанской эскадры» (той самой, что под флагом вице-адмирала Зиновия Рожественского шла к Цусимскому проливу) от 12.06.1905 года. Надо добавить, что в процессе судебного заседания по делу лейтенанта П.П. Шмидта были затребованы все документы о его службе в ВМФ. Вот там есть маленькая фактическая зацепка – к теме психического заболевания. Защитники мятежного офицера, в надежде сохранить ему жизнь, настаивали на проведении психиатрической экспертизы подсудимого. Дескать, если он псих, то его не расстреливать надо, а лечить. И в их требованиях тогда была логика. Используя этот факт из истории судебного дела, объявляют о психической болезни мятежного лейтенанта на рубеже XX-XXI веков. Но что выявили военные медики в начале XX века?

Читать:  Торговля индульгенциями привела к расколу католической церкви

Во-первых, никаких психических отклонений ни в 1905-м, ни ранее в жизни Петра Шмидта врачи не отмечали. Ни при прохождении медицинской комиссии при поступлении в Морской корпус, ни при увольнении его с флота в запас. Его отец был морской офицер – герой обороны Севастополя, а родной дядя – адмирал и «свой» человек в Адмиралтействе. Но и тогда, как и сейчас, даже ««лапа- в среде начальства не спасала от запрета на службу в ВМФ для человека с нарушенной психикой. Но что же выявили врачи?

Страдал болезнью почек

Читаем текст медицинского освидетельствования подсудимого офицера: «Лейтенант П.П. Шмидт 38 лет от роду. Высокого роста 180 см с атрофированным подкожным жировым слоем (то есть командир революционного крейсера был высоким и болезненно худым). В области правой почки обнаружен глубокий рубец – итог ряда операций по удалению камней из почек и мочеточников. Область правой почки болезненна на ощупь и при механическом давлении. С 16 лет П.П. Шмидт страдал болезнью почек, итогом которой были регулярные жестокие припадки почечной колики, длившиеся по 2-3 суток. В 1900 году в военно-морском госпитале японского города Нагасаки П.П. Шмидту была проведена операция по удалению камней из почек и мочеточников. В начале 1905 года при нахождении транспорта «Иртыш» на стоянке в Либаве у лейтенанта Шмидта случился очередной приступ почечной колики: резко повысилась температура тела до 39 градусов, озноб, изнуряла сильная рвота. Пришлось для успокоения болей корабельному врачу транспорта «Иртыш» употребить дозу морфия (в те времена этот наркотик был единственным обезболивающим средством. – Прим. авт.)».

Строго говоря, Петра Шмидта должны были уволить с флота еще в 1900 году. Авторы легенды о его психической болезни где-то прочитали, что в японском порту Нагасаки он был помещен с корабля в госпиталь по причине припадка. Но не дочитали, что почечной колики. А уж психический припадок додумали сами.

Читать:  Зачем большевики покупали самые дорогие паровозы?

Началась война с Японией: лейтенант запаса Петр Шмидт имел все основания не идти служить на флот. Но пошел. Как кадровый офицер флота, потомственный дворянин и патриот. Возможно, для этого и задействовал связи дяди-адмирала, чтобы тот помог обойти запрет военно-врачебной комиссии. Призванного из запаса по мобилизации Петра Шмидта зачислили не на боевой крейсер или броненосец, а на судно обеспечения. Возможно, потому, что он не служил уже пять лет. Он надеялся, что пронесет, что почки не подведут. Не пронесло. Климата холодной и сырой Балтики здоровье не выдержало. Естественно, что с транспорта «Иртыш» лейтенанта с больными почками списали. И корабль пошел к Цусиме без него. Но будь офицер монархистом до мозга костей, если он сутками корчится от боли, температурит и нести вахту не может физически, толку от него на корабле нет.

Неподходящий климат

А как лейтенант Шмидт оказался в составе Черноморского флота к лету 1905 года? После перенесенного им приступа в Либаве (на юго-западе Латвии) его опять должны были уволить даже не в запас. А в отставку. И навсегда! Но, будучи патриотом, лейтенант просит оставить его на флоте до конца войны, пусть даже на тыловом. Ведь, согласно тому же медицинскому заключению: «Лейтенант Шмидт страдает приступами колик в холодном, сыром климате Севера. Ходатайствовал о своем переводе в состав Черноморского флота». Медицинское свидетельство, подписанное уже после того, как лейтенант Шмидт стал подсудимым, добавило: «О состоянии здоровья лейтенанта 9-го флотского экипажа П.П. Шмидта, списанного по болезни с транспорта «Иртыш» Балтийского флота, находящегося проездом в Севастополе. Его прошение о прикомандировании к экипажу Черноморской минной дивизии было удовлетворено».

Теплый климат черноморского побережья позволит служить до конца войны? И приступов почечной колики уже не случится? Шмидт надеялся, что будет именно так.

Вопросы без ответов

И все же – были у героя революции Петра Шмидта проблемы с психикой? К сожалению для многих современных исследователей – нет. С точки зрения психиатров он был абсолютно здоров. Правда, врачи-нефрологи согласятся, что человек, истязаемый приступами, а колики могут идти «волнами» в течение нескольких суток, не совсем адекватен. А хронические болезни почек способствуют нарушению функций организма. Но не более того. Кстати, в канун своего ухода на крейсер «Очаков» по призыву мятежного экипажа матросов лейтенант Петр Шмидт ощущал приближение колики. На дворе был уже ноябрь, пусть и в Крыму, но лучше бы Петру Петровичу было переждать дома. Ведь он чувствовал себя все хуже и хуже.

Читать:  Большая артиллерийская крепость Фермонт

Вот отрывок из текста первого протокола допроса арестованного лейтенанта П.П. Шмидта и его 12-летнего сына – ученика реального училища Евгения Шмидта (хранится в фондах РГА ВМФ). Допрашивал его 11 ноября 1905 года в 12 часов дня в Севастопольской крепости по приказу военного коменданта Севастополя военный дознаватель штабс-капитан П. Федоров. По «горячим следам» событий. И протокол писал не жандарм, не судебный следователь, а рядовой армейский офицер.

«Вечером отцу стало хуже, – рассказывал позже мальчик. – Я приготовил ему на правый бок горячий компресс, он лег. Когда пришла депутация матросов с «Очакова», он, превозмогая боль, встал, оделся. Настойчиво указал мне собраться, какие вещи взять с собой и куда мне ехать. Дал адрес дяди и денег на дорогу (дядя – родной брат мятежника – капитан 2-го ранга Владимир Шмидт. – Прим. авт.). Когда отец уходил на «Очаков», я видел, что он испытывает сильную боль».

Спустя 115 лет трудно судить: обязательным ли условием для созыва Учредительного собрания было возглавлять мятеж матросов на крейсере Черноморского флота? Подписывать скандальные телеграммы в адрес императора и объявлять себя командующим Черноморским флотом? Жертвовать жизнями матросов – как крейсера «Очаков», так и других кораблей? Был ли Петр Шмидт прав с исторической точки зрения? Ответов на эти вопросы много, и у каждого свой.

Одно бесспорно. Лейтенант Петр Шмидт был человеком огромного личного мужества. И совершенно психически здоровым. Во всяком случае об этом свидетельствуют архивные документы, а не фантазии потомков.

0 0 голоса
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии