Война в Анголе - как справиться с партизанами? – Военное оружие и армии Мира
Loading Posts...

Война в Анголе – как справиться с партизанами?

Африканское государство Ангола, вероятно, может считаться древнейшей европейской колонией. Земли Анголы находились под португальским владычеством на протяжении почти пяти столетий. С тех пор как в 1482 году (еще до открытия Америки) экспедиция португальского мореплавателя Диегу Кана высадилась на ангольском берегу, эти земли считались владениями португальской державы. Португальцев интересовало золото (его почти не было), слоновая кость (с ней было получше), а главное – чернокожие рабы.

Неоднозначная «расовая демократия»

Сначала рабов (пока еще малочисленных) направляли в саму Португалию, но вскоре поток невольников хлынул через океан, в важнейшую колонию Португалии – Бразилию. В интересах работорговли в 1575 году португальцы основали город Сан-Паулу-ди-Луанда. Этот город стал важнейшим центром торговли живым товаром. Считается, что за время португальского владычества около двух миллионов ангольцев было вывезено в рабство – в первую очередь в Бразилию.

Но к XX веку рабовладение осталось в прошлом. Ангола была обычной нищей африканской колонией, представляющей для Португалии скорее обузу.

Политика Лиссабона в Анголе получила странное название «расовой демократии». Естественно, эта политика официально провозглашала идеи всеобщего процветания, равенства, развития и т. д., но на практике представляла собой обычный колониальный расизм. Общество было разделено на три «сорта» людей. На вершине социальной иерархии ангольского общества находились белые (или полубелые) португальцы – как приезжие из метрополии, так и местные потомки межрасовых связей. Далее шли «асимиладуш» – говорившие по-португальски и исповедовавшие католицизм жители прибрежных городов. Большинство жителей колонии составляли третью категорию населения – «индиженуш», фактически лишенную каких-либо прав.

«Расовую демократию» подпирали португальские колониальные войска – офицерский и унтер-офицерский состав в этих частях присылался из самой Португалии, младший сержантский и капральский состав набирался из числа португальских креолов, проживавших в колониях. А вот рядовые солдаты делились на набираемых по призыву белых поселенцев и чернокожих наемников.

Угрозой колониальному порядку к середине XX века оказались привилегированные «асимиладуш» (ситуация, типичная для всех колоний). Ведь чернокожие африканцы, которые получили возможность обучаться в университетах Португалии, возвращались домой с новыми идеями. Уже в 1920-е гг. в Луанде появляются первые антиколониальные кружки – посещали их исключительно образованные «асимиладуш». А к середине XX века уже формируется заметное движение сторонников независимости Анголы.

В 1953 году был создан Союз борьбы африканцев Анголы — ПЛУА, выступавший за полную независимость Анголы от Португалии, в 1955 году была основана Коммунистическая партия Анголы (КПА), а в 1956-м произошло объединение ПЛУА и КПА в Народное движение за освобождение Анголы (МПЛА). Ситуация в Анголе быстро накалялась. В 1956 году, после создания МПЛА, португальские власти активизировали репрессии против сторонников этой организации.

Читать:  Малайская война за независимость

Но первыми знамя восстания подняли представители совсем иной организации.

Искру, из которой разгорелось пламя, высек Союз народов Анголы (УПА), во главе которого стоял Холден Роберто – представитель конголезской королевской фамилии племени баконго. Холден Роберто выступал за освобождение лишь территории Северной Анголы с тем, чтобы воссоздать государство баконго (существовавшее в доколониальные времена). Роберто благодаря своему происхождению смог собрать на территории соседнего Конго несколько тысяч головорезов из числа соплеменников.

15 марта 1961 года около 5 тысяч боевиков под командованием самого Холдена Роберто вторглись в Анголу с территории Конго, застав португальские колониальные войска врасплох. Сторонникам Роберто удалось захватить целый ряд деревень, уничтожая чиновников колониальной администрации. «Борцы за свободу» из УПА в полной мере показали, какое «освобождение» ждет Анголу в случае их успеха. Герои антиколониальной борьбы выреза ли около 1000 белых поселенцев и 6000 африканцев, не принадлежавших к народу баконго.

Так началась многолетняя война в Анголе. Португальские войска, оправившись от шока, быстро изгнали УПА на территорию Конго (истребляя при этом без разбора и боевиков, и мирное население). Печальный итог всего этого был такой – в первый год войны за независимость погибло 20-30 тысяч гражданских ангольцев, и около 500 тысяч человек бежало в соседнее Конго. Характерный эпизод, случившийся в первый год войны, ярко продемонстрировал, какая «свобода» ждет несчастную Анголу: одну из колонн беженцев сопровождал отряд из 21 боевика МПЛА. Их атаковали бойцы Холдена Роберто, которые, взяв боевиков МПЛА в плен, публично казнили их. Такая ситуация будет повторяться вновь и вновь – «борцы за свободу» ненавидели друг друга гораздо сильнее, чем португальцев.

Перипетии затяжной войны с партизанами

К концу 1961 года португальским войскам удалось одержать победу в первом раунде войны с повстанцами, но разгоравшуюся партизанскую войну португальцы подавить не смогли. Основные события развернулись на севере Анголы.

В ответ на действия боевиков УПА и МПЛА Лиссабон направил в Африку подкрепления. Доведя численность войск в Анголе до 40 000 человек, португальцы начали давить повстанцев. Зоной боевых действий стала область, протянувшаяся примерно на 250 км с запада на восток вдоль границы с бывшим Бельгийским Конго.

Повстанцы, укрывавшиеся в лесах, действовали небольшими мобильными группами по 10-12 человек. Против подразделений португальской армии они были бессильны, но успешно справлялись с установкой мин и устройством засад на дорогах. Партизаны Анголы (как и любые другие партизаны) придерживались тактики «бей и беги», после очередной акции растворяясь в лесу прежде, чем военные успевали организовать погоню.

Читать:  «Американская военщина» в Панаме. Только бизнес и ничего личного

Однако в апреле 1962 года португальские войска развернули новую серию наступательных операций на севере Анголы. Этому предшествовала тщательная разведка – секретные базы партизан отслеживались с воздуха (или выявлялись с помощью агентуры) и наносились на карту. Но никаких действий не предпринималось – повстанцы должны были думать, что находятся в безопасности. Затем последовал молниеносный удар. Рота португальских парашютистов внезапной атакой захватила Фуэси – главную базу повстанцев УПА.

Затем португальские войска вторглись в лес Дембуш. Две касадорские роты (это были особые элитные части, предназначенные для контрпартизанских действий в джунглях – аналог американских зеленых беретов) заняли деревню Земба и создали там передовую базу, снабжавшуюся по воздуху.

Несколько позже португальцы «зачистили» долину Ложе, впервые использовав высадку с вертолетов нескольких боевых групп, что позволило перекрыть повстанцам пути отхода и нанести им серьезные потери.

С появлением в Анголе летом 1963 года вертолетов «Алуэтт III» (французского производства) вертолетные десанты становятся основной формой антипартизанской войны.

Базовой единицей такого десанта была маневровая команда из пяти человек (сержант и четверо рядовых), помещавшаяся на борту «Алуэтт III». По отработанной тактике четыре такие команды формировали боевую группу, высаживавшуюся с четырех вертолетов. Пятый вертолет сбрасывал тяжелое вооружение и боеприпасы, а шестой (вооруженный скорострельной пушкой) обеспечивал огневое прикрытие.

На рубеже 1962-1963 года португальский флот провел операцию «Ферролью» («Закручивающийся винт») по зачистке островков на реке Заире, через которую оружие и боеприпасы (а также отряды боевиков) шли повстанцам из Конго. В ходе действий португальских катеров были уничтожены десятки повстанческих лагерей и сотни лодок. После этого началась рутинная работа по регулярному патрулированию реки – в результате к середине 1960-х гг. ангольские повстанцы перестали использовать этот маршрут для проникновения на север страны.

К началу сезона дождей осенью 1962 года португальцам удалось разгромить партизанскую инфраструктуру на севере Анголы. Но ради этого пришлось постоянно, держать в ангольских джунглях целую армию из природных португальцев. Из курортной Португалии призывников десятками тысяч отправляли кормить москитов в джунглях.

Потери от боевых действий среди португальцев были невелики, но условия жизни солдат были очень тяжелые. Один из португальских военных язвительно сообщал о своей жизни в тропическом лесу: «Чистая африканская земля, смягченная простым пляжным матрасом, идеально подходит для ортопедических целей».

Маленькая, но непокорная колония

Читать:  Американские «тюлени» не смогли справиться с рекой

К середине 1960-х гг. общая численность португальских сил в Анголе достигла 60 000 военных, которых поддерживали 10 000 полицейских и примерно 8000 «ополченцев» из числа чернокожих наемников.

Как ни странно, этот период совпал с мощным экономическим развитием Анголы. Здесь начали добывать нефть, алмазы, железную руду, значительно расширили производство кофе. Необходимость вывоза добытых ресурсов привела к развитию портовой и транспортной инфраструктуры.

Португальцы в этот период добились больших успехов в области образования и здравоохранения Анголы – к 1967 году начальным образованием были охвачены все ангольские дети и функционировали университета. Военные инженеры построили 3500 км дорог с твердым покрытием, создали сеть аэродромов по всей стране.

Развитию Анголы способствовала программа создания защищенных поселений (алдеаментуш), в ходе которой 300 000 африканцев были переселены в 130 укрепленных поселений, располагавшихся поблизости от португальских военных постов. Алдеаментуш (находившиеся под постоянным прицелом португальских военных)обеспечивали своим обитателям медицинскую помощь, образование и работу (обычно – на близлежащей кофейной плантации). Одновременно они разрывали связи местного населения с партизанами. Фактически это были комфортабельные концлагеря, но для африканской деревни даже это было прогрессом. Несмотря на все эти усилия, в гигантском лесу Дембуш продолжали действовать тысячи партизан. Если изначально среди них преобладали отморозки из УПА, то к середине десятилетия Дембуш стал вотчиной МПЛА.. Это организация, исповедовавшая коммунистические идеалы, была наиболее сильным и опасным противником португальцев – в ее составе сражались идейные бойцы, а не преобладавшие в УПА насильники и убийцы.

С 1964 года МПЛА во все больших объемах получала военную помощь СССР, а с лета 1965 года ему помогали кубинские военные советники.

Но успехи МПЛА (которая в будущем станет победителем в ангольской войне) в этот период оказались невелики. Португальцы умело использовали рознь между УПА (преобразованной в ФНЛА – Национальный фронт освобождения Анголы) и МПЛА. Из боевиков ФНЛА португальцы даже формировали наемные отряды для борьбы с МПЛА.

Все эти военные успехи португальцев в итоге оказались бесполезны – удержание колонии было тяжелым бременем для маленькой страны, так что в конечном итоге колонизаторы (несмотря на военные победы над повстанцами) просто ушли (после чего Ангола немедленно погрузилась в кровавую гражданскую войну). Но португальские действия против партизан стали эталоном успешной контрпартизанской войны.

Впрочем, действовали эти рецепты не всегда – против дисциплинированных и упорных вьетнамских партизан наработанные в Анголе тактические приемы оказались бесполезны. Но это была совсем иная страница военной истории.

0 0 голоса
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии